14:26 

Корсары федерального значения



Симонов устал морально и физически, тело требовало отдыха. Мастер Прайт предоставил им комнаты на втором этаже своего дома, но отдыхать было некогда. Если с толканидами разобрались сразу, то остальные были размещены во временной пристройке и с ними вопрос почти решился. Кто-то поедет домой, у кого-то есть родственники, с которыми связались, кого-то уже посадили на корабль «автостопом», остались только две проблемы – кисс и фикс. Что делать с ними Айвен не знал. Кисс не шел на контакт, а фикс молчал, как партизан на допросе. Прайт рыл информацию, как питбуль на ринге, ухватившись за маленькую ниточку, у него были свои информаторы и шпионы. Айвен же получил от мастера бумаги на мальчишку, что лежал в реанимационной капсуле и эту информацию необходимо срочно проверить. Стен же сидел в кресле, закрыв глаза, и руководил ментально поиском информации, которая бы опровергла или подтвердила данные мастера. Возможностей у бывшего берсерка было намного больше, пираты постарались, снабдив мощнейшими поисковыми системами и связью. Симонов же ходил из угла в угол за креслом Стена, и как ему казалось, не мешал «уважаемому мистеру Дрейку» делать работу.
- Сходи, проверь, где поместили нашего буйного друга, - проговорил Стен, не открывая глаз.
- Нормально его поселили, на первом этаже, - ответил Айвен.
- Охрану поставили?
- Зачем? – Айвен остановился и удивленно посмотрел на друга. – Куда здесь бежать, да и фикс не дурак, без еды, воды и без знания местности далеко не уйдешь. Второй раз попадать в рабство не очень захочет даже фикс. Тем более, ему переводчик объяснил, что он не раб, - и Айвен махнул рукой. – Ну, что там? Есть ответ? – нетерпение землянина было настолько сильным, что он не смог сдержаться.
Стен усмехнулся:
- Все правильно, Георгий Громов сын представителя Земли в Федеральном Совете Наций. Пропал при перелете из столицы Федерации на Землю. Исчез вместе с кораблем «Энтерпрайс» и семьюстами пассажирами на борту. Предположительно был атакован берсерком и погиб в районе… - Стен замер, - послушай, Иван, а это многое объясняет. Только зачем? Одно дело напасть на чартерный рейс, другое на федеральный рейсовый корабль. Хм! Список пассажиров! – и Стен опять замер.
- Очень интересно! – Стен опять замолчал. – Ты знал, что у посла сын погиб?
- Был объявлен траур по погибшим, а вот списки я не смотрел, у меня тогда научные конференции были, так что, - и Симонов развел руками, - каюсь.
- Выходит дело, что пираты похищают людей и по статистике этих похищений все больше и больше. Зачем им столько? – и мужчины переглянулись.
- Что-то у меня плохое предчувствие, - сказал Иван. – Что говорят твои записи?
- Кроме твоего рейса, у меня был еще один, не запланированный. Я же транспортник, возил ольвий из шахт, последняя была база в созвездии Медуза. Сгружал на Тортугу, вот тогда они меня и заставили везти вас, я же туда шел. У меня в трюме несколько тонн ольвия.
- Что-о??? – Айвен уставился на Стена.
- Не успел сгрузиться и… Тут ты вместе со своими товарищами, вот как-то так.
- А как же до того?
- У меня не было доступа к журналу. Подожди! Меня же подбили! И отвезли в ремонтный блок, там память полностью стирают, кое-что все же остается, но у меня остались обрывки воспоминаний только о ремонтных доках и все. А потом я занимался транспортировкой, - Стен замолчал, все больше погружаясь в себя.
- Все хорошо, - подошел Айвен и со спины приобнял Стена, - все хорошо, ты не виноват.
- Дело не в виновности, а в том, что информацию стерли. Зачем? Что или кто похищал людей и для чего? – Стен замолчал, то ли обдумывая что-то, то ли копался в памяти корабля. – Знаешь, у меня есть предположение, - он посмотрел на Айвена. – Память стерли не просто так. Скорее всего, после этого программа не могла функционировать стандартно, что-то случайно повредили, поэтому я и смог себя идентифицировать. Либо, - он вскочил и нервно заходил по комнате, - либо меня подселили после ремонта. И все же, зачем?
- Не волнуйся, - Айвен положил руку на плечо друга, - мы найдем ответы на эти вопросы. Бывает так, что и память возвращается. Похоже, что тебе ее стерли, ты ведь даже не знаешь, кто ты такой и как оказался на корабле. Нас теперь двое и я прослежу, чтобы это не случилось снова. Надо быть осторожным, Стен! – и Симонов обнял мальчишку. – Все будет хорошо.
Мужчины постояли какое-то время, обнявшись, потом Стен отстранился и сказал:
- Тебе надо связаться с послом и сообщить, что его сын у нас. И поговорить с неразговорчивыми пленниками.
- Хорошо.
Зашел мастер Прайт и подал бумаги Стену. Тот пробежал глазами по листкам и передал Айвену. Симонов углубился в изучение информации, которую нарыл мастер. Мужчины ждали его реакции.
- Это, - Айвен остановился, подбирая слова, - это какая-то подлость! – воскликнул он. – Разве так можно поступать с людьми?
Прайт с нечитаемым выражение посмотрел на Симонова.
- Ай, всякое бывает, - сказал Стен. – Пройдет много времени прежде, чем торнт начнет доверять людям.
- Я уже подключил медиков, для отвода глаз проверку прошли все, - отчитался Прайт. – Пока все в норме, но мои люди не имели ранее дел с этой нацией.
- У меня в лаборатории работал парень с Альпакана, попробую наладить контакт с нашим бывшим пленником.
- Мастер Прайт, нужна связь с послом Громовым, сможете нам помочь? – спросил Стен.
- Да, пошлю запрос по закрытому каналу.
Стен поблагодарил кивком мужчину и все разошлись по своим делам.

***
Всем пленникам выделили помещение на первом этаже временной пристройки, которой пользовались сезонные рабочие. Сейчас рабочих не было, и в их комнаты поселили бывших узников. Условия были более комфортные, чем у рабовладельцев. Сама пристройка находилась на заднем дворе дома. Симонов же, убедившись, что все инорасники получили приемлемые условия, свернул на первый этаж хозяйского дома, где в левом крыле был отдельный вход для прислуги, там и разместили фикса и торнта. Постучав в первую дверь, Айвен, не получив ответа, все равно ее толкнул. Каково же было его удивление, когда он обнаружил в ней фикса. Тот стоял посередине комнаты, сжав руки в кулаки, напрягшись.
- Извините за вторжение, - начал говорить Айвен, - у меня к Вам дело.
Мужчина остановился у двери, не замечая или делая вид, что не замечает состояние фикса.
- Понимаете, - продолжил Айвен, - мы уже всех узников разместили и нашли их родных и знакомых. Двоих отправили домой к семье, но мы не знаем, куда отправлять вас и вашего соседа, - Авйен кивнул в сторону, где размещался торнт. – Мне необходимо знать, как я могу связаться с вашими родными, либо по вашему желанию мы доставим Вас в любую точку этой Вселенной, которую Вы нам укажете. Вот, - и Айвен положит на стол планшет, - я зайду попозже. Либо Вы можете меня найти в кабинете хозяина поместья, - и Симонов вышел.
В кабинете Прайта шло совещание, Стен пытался выяснить подробную информацию о после.
- Ай, - обратился мальчишка к Симонову, - мастеру пришло подтверждение связи по личному каналу, придется тебе поговорить с господином послом.
Прайт кивком подтвердил. Иван не стал выяснять, почему именно он должен говорить с послом, важнее было как можно скорее переправить мальчика на Землю к родным.
- Сеанс через две минуты, - сказал мастер, вставая из-за стола, за которым сидел.
Симонов занял его место. Сразу же засветился голографический экран над столешницей рабочего стола.
- Одна минута до связи, - раздался механический голос и на экране пошла заставка – герб Земли и обратный отсчет.
Когда высветился «ноль», заставка на экране пропала, и Айвен увидел мужчину лет сорока, виски которого были совершенно белыми, но волосы почти не тронула седина. Взгляд у него был неприятный, какой-то хищный, даже злой. «Интересно, как бы реагировал я, если бы кто-то спекулировал именем погибшего ребенка?» - задал сам себе вопрос Симонов и успокоился. Айвен посмотрел на Прайта, тот кивнул, подтверждая, что перед ним действительно Евгений Громов – посол.
- Господин посол, - Айвен слегка наклонил голову в честь приветствия высокого чиновника. – Евгений Георгиевич, - продолжил Симонов на русском языке, - я имел честь найти вашего сына. Как бы нам передать его вашей семье? – прямо, без экивоков и реверансов начал Айвен.
Лицо посла на экране застыло маской, Иван даже подумал, что связь прервалась, но посол моргнул и ответил:
- С кем имею честь разговаривать?
- Генри Морган, - представился мужчина.
- Где сейчас мой сын?
- У нас, - ответил Айвен, - координаты Вам известны. Где мы сможем передать вам ребенка?
- Я хочу видеть сына, - не слушая Айвена, сказал Громов.
- Файлы Вам переданы, отчет господин Прайт вышлет, - зло ответил Симонов, - мы готовы стартовать завтра же, чтобы передать вам ребенка, нужны координаты пространства.
Посол кивнул:
- Я вышлю вам место встречи по секретному каналу, - и отключился.
Экран погас, голограмма исчезла.
- Что вы думаете по этому поводу? – спросил Айвен у Прайта и Стена.
- Странно он себя вел, - в задумчивости сказал Стен.
- Это мой личный канал, о нем знает только еще один человек в министерстве безопасности, но в нем я уверен, как в себе, - ответил Прайт.
- Хорошо, - откликнулся Айвен, - стартуем завтра. Мастер, нам нужен врач и медикаменты.
- С врачом у нас плохо, - ответил мастер. – Всего один на поместье и нанять за это время вряд ли успею. На планете с врачами дефицит.
- Я врач и могу помочь, - раздалось от двери, там стоял фикс.
- Отлично, - быстро среагировал Стен, - мы нанимаем вас на рейс. Кстати, как к вам обращаться?
- Меня зовут Ран бел Даамар, я дипломированный специалист, медик, у меня была практика на Земле.
- Великолепно, - перебил его Стен.
- И у меня есть условие, - продолжил фикс. – Я буду не один и возьму с собой друга.
Кто его друг Айвен и так догадался, но порядок быть должен. Он вопросительно посмотрел на врача.
- Рести Кшаас, - в дверь входил кисс.
- Я не против вашего присутствия на корабле, мистер Кшаас, но что вы умеете делать? – спросил Стен.
Кисс помедлил и ответил:
- Я профессиональный военный. Кроме современного вооружения владею драгом.
Люди переглянулись между собой. Никто не знал, что у киссов есть профессиональная армия. Более правильно сказать, никто не встречал за пределами созвездия Маар военных, поэтому считалось, что либо им нельзя покидать планету, либо их слишком мало. Выяснять подробности военного суверенитета торнтов никто не стал, нация никогда и никому не угрожала, а напасть на Маар мог только самоубийца. Впрочем, ранее такое бывало, но никто не вернулся живым. Поэтому вопрос в Федерации в этом направлении был закрыт, да и войн давно никто не вел. Армии существовали, и будут существовать, но доктрина у всех была одна – мир и только мир. Как показала практика, не зря Федерация содержала армию. Нападения берсеркеров тому прямое доказательство. Созвездие Маар принимало самое активное участие – лучшая медицина и техника были у них. Благодаря стараниям врачей и технологиям киссов люди стали жить дольше, болеть меньше и, как следствие, были счастливее.
Драг – это борьба торнтов, что-то среднее между метальным контролем противника и физическими ударами. Торнт был полон сюрпризов, и упускать такой случай Стен и Айвен не хотели, но и показать Рести, что они в нем сильно заинтересованы тоже нельзя.
- Хорошо, - ответил Айвен, - вы должны знать, что это не прогулка по уголкам Вселенной, мы с господином Дрейком собираемся покончить с рабством раз и навсегда, а это опасно. Если вы согласны на это, то прошу на борт.
Торнт шумно выдохнул, не мигая, глядя на Айвена, его зрачки из круглых стали продолговатыми, но потом опять сузились до точек.
- Сочту за честь участвовать с вами в этой кампании, - ответил кисс.
- Вот и договорились, - сказал Стен, - составьте список того, что вам необходимо, господа, завтра рано утром мы вылетаем.
Оба инорасника вышли. Мужчины переглянулись.
- Хм, - только и смог ответить Прайт.
- Я, пожалуй, проверю сына посла и дам последние распоряжения, - сказал Айвен и вышел.
Прайт со Стеном занялись делами.
В лазарете у мастера на первом этаже стоит тихо попискивает капсула, а в ней в заживляющем растворе спит мальчик. Рядом сидит другой, положив голову на прозрачный верхний колпак. Мальчишке лет четырнадцать от силы, светловолосый, глаза цвета лесного ореха, тощий, косточки из-под рубашки выступают. Спит. Умаялся бедный, при друге неотлучно находился. Айвен усмехнулся, а про мальчишку забыли. Как Прайт не рыл, но кто он и что не нашел, а сам малец не помнит кто он и откуда. Что вот теперь делать? У себя оставить? Так и так понятно, что за другом уйдет, вот примет ли его семья Громовых?
- А ты заодно и спроси, - раздалось сзади.
Оглянулся Симонов, доктор, что у мастера работает. Кивнул Иван такой мудрой мысли и решил, что спросит, даже не удивился, что док его мысли прочел. Уже давно перестал изумляться. Привычная жизнь на Земле это одно, а Космос диктует другое. Да, и кто бы сказал ему еще месяц назад, что он станет охотником за работорговцами? Кивнул Айвен еще раз и про себя решил, что мальца домой к родителям пошлет, так будет правильнее. Громовы семья не простая, а его мама давно о сыне бредит, так пусть получит еще одного. Улыбнулся Иван таким мыслям:
- Док, завтра утром стартуем, приготовьте все необходимое, медика мы нашли, спасибо за все! – и вышел.
Доктор улыбнулся, легонько погладил мальчика по голове.
- Спи, маленький, на Земле тебе легче будет, не найдут, правильное решение, - и пошел готовить пациента к отъезду.
***
На восходе местного солнца корабль покинул Барахолку, унося на борту шестерых человек. Айвен показал каюты, Георгия в капсуле разместили в медблоке. Ран, осматривая помещение, недовольно хмурился:
- С таким медблоком далеко не улетишь, - вынес он резолюцию.
Айвен кивнул, что он мог сказать? Они не предполагали, что им понадобится медицинское оборудование, а на Барахолке нужного не было.
- Закупим, - кратко ответил он и вышел.
В рубке Стен показывал мелкому, как он управляет кораблем.
- А мы тут учимся управлять, - улыбнулся мальчик.
- Молодцы! – ответил Айвен с улыбкой.
- Мистер Морган… - начал было говорить мальчик.
- О, нет! Для тебя только Айвен, - сказал Симонов, вопросительно посмотрев на Стена.
Тот ответил:
- Зас, его зовут Зас.
Симонов посмотрел мальчишке в глаза и сказал серьезно:
- Зас, для тебя я всегда Айвен, считай меня своим старшим братом, а Стена средним. У тебя теперь есть семья. Мы тебя в обиду не дадим, - и обнял пацана.
Тот в ответ прижался к парню и расплакался.
- Миленький, - подбежал к нему Стен, - ну что? Все хорошо!
Мальчик обнял и его, пряча глаза на груди среднего брата.
- Ну, вот расстроил мальца, - попрекнул Айвена Стен.
- Ничего, мужчины плачут только от радости, правда, мелкий?
Тот в ответ кивнул, вытирая рукавом слезы. И никто не обратил внимания, что у этой сцены был зритель, который скрылся за дверью, чтобы его не обнаружили. Торнт прислонился к стене и часто дышал, сжимая и разжимая кулаки. Он был поражен, еще ни разу он не встречался с таким человеколюбием и добротой. «Видно правду говорят про землян, что добрее нации во Вселенной нет», - сам себе сказал кисс и уже, твердо ступая, вошел в рубку.
- Стартуем, - по громкой связи сказал Стен, - всем пристегнуться.
Айвен пристегнул Заса и сел в капитанское кресло рядом.
- Пилот, на старт, - скомандовал он с улыбкой.
И корабль медленно и плавно начал свой подъем, покидая планету. Стен сидел, сосредоточившись на управлении, положив руки на консоль. Подъем был слишком плавным, что удивило Кшааса, он то и дело бросал взгляд на Стена. А тот, не замечая ничего, вел корабль к точке перехода.
- Внимание, прыжок через пять секунд, начинаю отсчет, - командовал Стен за консолью первого пилота.
Корабль тряхнуло, на визорах в рубке звезды смазались в один сплошной фон, гудение пространственника набирало обороты. Его было почти не слышно, только корабль подрагивал, пульсируя всем корпусом. Это было совсем не похоже на земные двигатели ноль-перехода. Потом разом все стихло и на экранах проступило изображение безмятежного космоса.
- Сканирую пространство, - сообщил Стен.
- Кажется, у нас гости, - проговорил Айвен отстегиваясь. – Справа, видишь?
- Господин посол захватил с собой земную эскадру? – удивленно проговорил Стен. – Он собирается воевать с простым транспортником? – подмигнул Айвену пилот.
Симонов вопросительно поднял левую бровь и усмехнулся. Трансформироваться берсеркеры умели, отличить от простого транспортника их было невозможно, если только не вступать в бой. Вот тогда и показывал свой характер враг. Стен заранее предугадал ситуацию и небольшое превращение корабля в транспортник произошло почти незаметно. И сейчас в пространстве космоса висела земная эскадра и простой транспортник класса Т – безобидное создание, если не считать небольшое кормовое вооружение. Вот оно-то и было совсем небезобидным.
Засветились экраны, на которых возник все тот же известный Айвену посол Громов.
- Господин Морган, - слегка поклонился посол, - вы готовы принять на борт делегацию?
- Господин посол, - кивок в ответ, - при условии, что вас будет сопровождать всего один военный.
- Вот как? – казалось Громова нечем удивить, лицо его было непроницаемой маской, но сам посол напрягся и это Айвен ощущал особенно, шестым чувством.
- Господин посол, - рядом встал Стен, - вам ничто не угрожает на нашем корабле, даю слово капитана.
Симонов кивнул:
- Подтверждаю слова господина Дрейка: на нашем корабле никому ничто не угрожает, если он пришел к нам с чистыми помыслами.
- Встречайте, я иду, - и посол отключился.
- Сейчас его будут вояки отговаривать, - сказал Айвен с усмешкой. – Лучше б они так следили за межпланетными транспортниками. Возможно, не было бы столько жертв, - и он с досадой отвернулся.
Воцарилось молчание.
- Отдать швартовы, - отдал приказ Айвен. – Господин Даамар, готовьте капсулу к эвакуации, но без приказа не отключайте. Мы ждем гостей. Все по местам. Рести, возможно, понадобится Ваша помощь. Будьте начеку.
Торнт кивнул. Скрежет по борту – это вышли швартовы. Айвен и Стен пошли встречать гостей.

***

Капитаны встречали посла у шлюза. Господин посол оказался высоким, жилистым мужчиной, уверенное поведение которого говорило о привычке повелевать. С ним рядом, чуть сзади, находился телохранитель, чуть ниже своего босса и… торнт. Парни переглянулись, телохранитель напрягся. Стен пожал плечами и шагнул навстречу послу:
- Рады приветствовать Вас, господин Громов, на борту, - произнес Стен, протягивая руку послу, - Френсис Дрейк, - произнес он, крепко пожимая руку.
Телохранитель напрягся. Краем глаза Айвен заметил, что он отслеживает движение Кшааса, который стоит сзади парней. Посол же с удивлением рассматривал Стена, который был одет в свою кружевную рубашку, темные брюки, которые были заправлены в высокие сапоги и подарочный клинок на перевязи. Зрелище было вполне театральным, на что Айвен улыбнулся – посол не рассчитывал встретить здесь «такое».
- Генри Морган, - поздоровался с послом Айвен. – Рады приветствовать Вас. Пройдемте, - и мужчина жестом пригласил следовать за ними.
В медблоке тихо пищали приборы, присоединенные к капсуле. В ней по-прежнему лежал мальчик. Кнопки на панели управления светились зеленым.
- Я убрал гель, пациент спит. Регенерация завершена, процесс восстановления закончен, наниты выведены. Но до конца полета желательно не будить мальчика, - отчитывался Ран.
Громов кивал, не глядя на фикса, он проводил пальцем по прозрачной крышке едва касаясь ее. Пальцы подрагивали, выдавая волнение посла.
- Я могу забрать его? – Громов обратился к Айвену.
Симонов ответить не успел, его перебил фикс:
- Чем докажете, что это ваш ребенок? – спросил Ран.
Айвен мысленно дал себе подзатыльник, он не подумал об этом. Спасибо доктору, который прошел через все круги ада работорговли. Посол от такого вопроса совсем опешил и с удивлением посмотрел на Рана, потом перевел взгляд на Айвена.
- У меня есть бумаги, - растерянно ответил тот.
- Не пойдет, - ответил Ран. – Любые бумаги можно подделать.
- Но тогда что? – впервые посол не знал ответа и растерял всю свою самоуверенность.
- Капля крови, - просто ответил фикс.
Посол, не задумываясь, протянул руку.
- Спокойно, это всего лишь капля крови, - сказал Кшаас, преграждая путь телохранителю Громова. – Послу ничто не угрожает.
А Ран в это время выдавил каплю на прозрачную пластину и засунул ее в какой-то прибор. В комнате воцарилась тишина, все с нетерпением ждали результатов. Казалось, прошла вечность, а не минута, и прибор оповестил о готовности анализа. Доктор вывел результаты на экран, на котором высветились две картинки каких-то линий и пятен. Непосвященный человек ничего бы не понял, но док тут же принялся объяснять.
- Вот этот участок и этот, - Ран обвел указанные места ручкой, - совершенно идентичны друг другу. Это говорит о том, что эти два человека являются близкими родственниками первой степени родства. Теперь Вы можете забрать своего сына, господин посол, - закончил свою речь фикс.
Громов весь как-то сразу ссутулился, всхлипнул и спрятал лицо в свои ладони.
- Доктор, готовьте пациента к эвакуации, - сказал Стен. – И дайте успокоительное отцу.
Громов отнял руки от лица, успокоился и полностью овладел собой. Док сунул в руки послу мензурку с жидкостью, тот непонимающе уставился на врача. Фикс подтолкнул мензурку еще ближе, мужчина понюхал и выпил содержимое стаканчика. Крякнул, сморщился и сказал:
- Когда приходит извещение, что твоего ребенка убили, жизнь останавливается, смысл теряется, - тихо проговорил посол. – Становится все равно, а потом другое известие и не от службы безопасности, и не от самого министерства, а просто от человека, и не веришь… - Громов посмотрел в глаза Симонову. – Понимаете? – тот кивнул. Я… я…- мужчина остановился, сосредоточился и, наконец, выдал фразу.
- Что вы хотите в замен?
Капитаны переглянулись.
- Ты что-нибудь хочешь? – спросил Стен у Айвена.
Тот отрицательно покачал головой:
- У меня все есть и даже больше, - он тепло улыбнулся мальчишке. – Может, ты что-то хочешь?
Стен в ответ хихикнул, совсем по-детски:
- Хм, то, что мне надо, господин посол не в состоянии дать. У нас с мистером Морганом одна мечта на двоих – избавить мир от работорговцев, только и всего, - и Стен театрально поклонился послу.
- Отчет о том, где и как мы нашли вашего сына, вы получите от мистера Прайта, - уже серьезно сообщил Симонов Громову. – Единственное, чем Вы могли бы помочь мастеру Прайту, это создать что-то вроде убежища для бывших рабов на Земле. Многие из них потеряли память, над ними издевались, господина Даамара вообще выбросили на арену с кварком, - Громов вздрогнул и впервые обратил внимание на врача. – Помощь дело добровольное, - добавил Айвен.
Никто из присутствующих не заметил, как к капсуле подошел Зас и, прислонившись лбом к стеклу, смотрел на Георгия и что-то шептал. Посол с удивлением разглядывал мальчишку, который, не обращая внимания на окружающих, прощался с другом. Симонов подошел к мелкому и прижал его к себе.
- Это мой брат Зас, он спас Вашего сына.
Громов подошел к мальчику, крепко обнял его и сказал:
- Спасибо! Господа, благодарю вас всех за сына от имени всей моей семьи. Я могу что-то сделать для тебя, Зас? – обратился он к мальчишке.
- Если Вам будет несложно, отвезите его к нашей матери, я дам Вам адрес.
- Не-е-е-ет! – эхом прокатился вопль пацана. – Не-е-е-ет!
- Маленький, тебе учиться надо, а корабль не место, где должны расти дети, - уговаривал Заса Айвен.
- Не-е-е-е-е-ет!!! – и Зас вцепился в Симонова намертво.
- И что мне делать? – спросил он у Стена.
Тот пожал плечами и ответил:
- Будет юнгой на корабле.
Рести с врачом погрузили капсулу на бот, посол шагнул к шлюзам, обернулся и низко поклонился:
- Спасибо за все, я не забуду, - развернулся и вышел, бот отчалил.
Зас следи за полетом бота по визорам.
- Надо было тебе с ними ехать, - тихо сказал Стен.
- Нет! – твердо ответил мальчик. – Я как и вы обязан что-то сделать для других, которых похитили и продали в рабство. И у меня тоже свои счеты с пиратами.
Стен улыбнулся:
- Ну, что команда, у нас появился Джим Хопкинс! – обнимая пацана сказал он.
Айвен улыбнулся:
- Джим, так Джим. Ты не возражаешь, мелкий?
- Не-а! – Зас показал язык.
- Что-то мне говорит, что мы еще пожалеем, - пробурчал фикс.
- Не дрейфь, - хлопнул его по плечу Айвен. – перемелется мука будет.
Эскадра покинула место встречи, вспыхнув огнями перехода. В это время звякнул компьютер, оповещая о полученном сообщение. Айвен нажал на кнопку «принять», в прорези для получения писем что-то упало. Мужчина вытащил кристалл черного цвета, а следом красного.
- Странно, - прошептал он и сунул кристаллы в приемник.
На экране высветились какие-то документы, Айвен углубился в их изучение.
- Господа, прошу прощения, - Симонов встал посередине рубки. – Земное правительство оказало нам честь, - он улыбнулся, - согласно этим документам, - он показал кристаллы, - мы с вами имеем лицензию на корсарскую деятельность с неограниченной свободой волеизъявления, но подчиняемся напрямую правительству Земли. Нам со Стенном присвоено звание адмиралов земного флота, а вам положено звание и хорошие дивиденды, - и Айвен положил контракты перед Раном и Рести.
- Кто это нас осчастливил? – спросил Стен.
- Догадайся, - хмыкнул Айвен, - наверняка работа нашего посла.
- И куда мы теперь, кэп? – спросил Рести.
- Идем на Тортугу, врага надо знать в лицо, - улыбнулся Стен, - а заодно и закупим медицинское оборудование.
Фикс вздрогнул, торнт поежился.
- Все будет хорошо, - успокоил их Айвен. – Стартуем. Всем пристегнуться.






На Авесте ночью светили две луны. Одна была на небосклоне всю ночь и заходила под утро, другая проплывала по удлиненной траектории и была видна ровно в полночь до трех часов. Местные так и говорили «время Аулы». По темной улице столицы, которая была довольно небольшим городом по меркам остальных городов Федерации, шел человек, закутанный в плащ. Улица шла параллельно центральной, она примыкала к задним дворам магазинов и прочих заведений, работающих в центре города, и, как водится, здесь не было иллюминации, и она больше напоминала помойку. Редкие фонари тускло освещали запасные выходы для обслуги. Человек остановился перед одним зданием, оглянулся и постучал условным знаком в дверь. Слуга, открывший дверь, пропустил внутрь человека и быстро закрыл дверь на массивный засов.

- Комната сто пятнадцать, - сказал он и сунул ключ в руку прибывшего.

Человек, ни слова не говоря, стал подниматься по лестнице. Поднявшись на этаж выше, он вошел в довольно богато обставленный коридор. Массивные дубовые двери, картины в позолоченных рамах, шерстяные ковры – все говорило о богатстве хозяина заведения. Человек остановился перед дверью с табличкой сто пятнадцать и сунул ключ в прорезь, дверь открылась. Человек вошел внутрь, дверь за ним закрылась.

Комната была темной, не светили даже дежурные огни. Человек пошарил рукой по стене, ища выключатель.

- Не стоит включать свет, - раздался голос из темноты и вспыхнул тусклый огонек, освещая небольшое пространство в комнате.

Огонек осветил лицо говорившего, вошедший человек кивнул и молча сел за стол напротив него и снял капюшон с головы. Некоторое время они разглядывали друг друга, пока первый не улыбнулся.

- Рад видеть тебя, брат, - сказал он. – Что нового?

Мужчина положил кристалл на стол:

- Все здесь.

Первый взял кристалл и развернул голографический экран перед собой. Какое-то время он изучал документы, потом повернулся ко второму:

- Все так плохо?

Второй кивнул:

- Делай выводы, брат.
- Сколько у меня времени? – спросил первый.
- У тебя его нет, - ответил второй, он был вообще малоразговорчив.

Мужчина встал, накинул капюшон на голову и пошел к двери.

- Будь осторожен, брат, - тихо пожелал первый.
- Нас всех хранит Судьба, - и он вышел.

В коридоре он постоял, к чему-то прислушиваясь, и свернул к парадной лестнице, ведущей в главный зал. При выходе из коридора, он скинул свой плащ и вывернул его. Светлая изнанка преобразила не только плащ, но и самого гостя – в зал уже спустился человек, который знал себе цену. Внизу играли в старую добрую игру – рулетку. Разряженная публика наблюдала за игрой на нескольких столах, аристократы всех мастей и денежные мешки собрались в зале, чтобы проиграть свои праведно и неправедно нажитые состояния.

Человек криво усмехнулся, и, лавируя между публикой, вышел на улицу, за ним скользнул тенью еще один. Швейцар вызвал такси, и белый плащ сел на заднее сидение раритетного авто. Такси тронулось, следом за ним поехал спортивный кар на аэроподушке. Такси остановилось в районе «белых воротничков», из салона вылезла фигура в темном плаще и скрылась за поворотом дома. Следом последовал кар, проулок уперся в тупик, спорткар осветил пространство. Слева отходил узкий проход между домами. Человек вылез из машины и прошел в узенький вход между домами. Через минуту оттуда вышел другой человек, сел в оставленную машину и выехал из района.

Дэн Шепард запер документы в сейф и готов был покинуть свой кабинет в министерстве, когда в его кабинет со стуком открылась дверь, и в нее почему-то задом влетел его секретарь, за ним вошел президент Лисс Бран.

- Грандор (должность Шепа генерал-командор звучала именно так), не смогли бы вы объяснить мне, на каком основании запрещен выезд моей машины за пределы резиденции? – с трудом скрывая гнев, сказал президент.
- Приветствую, мой президент, - отсалютовал командор, - оснований несколько, соизвольте присесть, - и Шеп указал рукой на кресло перед ним.

Президент покрылся пятнами:

- Все свободны, - почти рявкнул он и сел в кресло. – Ты что творишь, Дан? – шепотом спросил президент, когда все сопровождающие его лица в спешке выскочили из кабинета.

Шеп рукой предложил президенту сесть ближе к столу, тот повиновался. Командор положил на стол тонкую коробочку и нажал на нее, в радиусе трех метров образовалось поле, под колпаком которого сидели президент и командор.
- Так я, по крайней мере, буду уверен, что нас не подслушают, - ответил Шеп на невысказанный вопрос президента. – Лисс, плохи наши дела. Разведка донесла, что на тебя готовится покушение и смена власти в Федерации.

Президент с удивлением посмотрел на начальника службы разведки Федерации.

- Кому в голову пришла сия гениальная мысль? – совершенно спокойно спросил он.
- Некое движение «Халибад-пер-хатаг».
- Боже, что это такое? – президент криво усмехнулся.
- Хм, философское учение, основанное на идее всеобщей свободы. Типа, никто не может мной командовать, потому что я свободная личность. К этой ахинеи примкнули некоторые адепты «Самум дилайя». И я тебе скажу, что это гремучая смесь. Эти дилайцы ратуют за насильственное свержение власти, что-то типа « мы наш мы новый мир построим». Не в этом дело, а в том, что их финансирует крупный бизнес и твои враги здесь в Федерации. Кому-то очень не нравится, что квартерианцы уже не первое столетие правят Федерацией.
- Бизнес? – и президент вопросительно поднял левую бровь.
- Хм, окраина, богатая окраина, Лисс! На сегодняшний день девяносто процентов дохода идет именно с окраин, кому-то не нравится, что часть денег уходит в Федерацию.
- Налоги, Дан! Никто их не отменял. Все рАвно платят один и тот же процент с дохода. Что не нравится окраине? Мы перераспределяем доходы и дотируем тех, кому необходима помощь. Что в этом плохого? Это принцип Федерации, - президент распалялся все больше и больше.
- Сообщи об этом магнатам, которым не хватает власти. Денег много, все могу, почему бы и не сесть в кресло президента? – Шеп с хитрым прищуром посмотрел на Брана.
- А они могут и умеют управлять Федерацией? Это ведь не завод и бизнес, - уже тихо сказал Лисс.
- Вот! – и Шеп вскочил со своего места. – Вот оно! Это и есть отправная точка всего заговора. Ты и без меня прекрасно знаешь, чтобы управлять Федерацией, мало иметь деньги, нужно уметь быть дипломатом, родиться в этой среде, да что я тебе объясняю, брат? – командор махнул рукой. – Кроме умения еще нужны и мозги, а через заговор, - он опять махнул рукой, - мозгов нет.
- Что будем делать? – спросил президент и глянул в глаза другу.

Они знали друг друга давно. Как не знать, если один был братом второго, правда, двоюродным. Так получилось, что оба старших в семье, пришлось подчиняться традициям и идти по стопам родителей. Так принято у альфийцев.

Когда-то давно, еще до колонизации землянами новых планет, альфийцы разведали три ближайших системы, и нашли там планеты пригодные для жизни. Их назвали Альфа, Бета, Гамма и Дельта. Все планетные системы объединили в одну единую и назвали ее Кварта. Впрочем, это на общем языке Кварта, как они ее сами называют, никто толком не знает. Когда дошла волна земной колонизации до альфийцев, они выделили землянам места на Бете, там образовалась большая колония. Все планеты на Кварте можно посещать беспрепятственно, кроме Альфы. На нее не пускают никого, это табу распространяется на всю Федерацию. Впрочем, и Землю тоже нельзя посещать свободно, только с разрешения правительства Земли. Объясняется это тем, что якобы они являются протопланетами и это своего рода заповедник. Федерация издала закон и с этим согласились остальные члены Федерации.

Будущий командор и президент учились в одной школе, закончили общую военную Академию, а далее их судьбы разошлись. Лисс пошел учиться в дипкорпус, а где был Шеп не знал никто. Никто, кроме президента. После несчастного случая с отцом Лисса, тому пришлось заняться делами семьи, а еще чуть позже занять место президента. Шепа же Лисс вырвал из семейной идиллии, когда служба безопасности и военные действия вели к краху Федерацию. Пришлось начинать все с начала.

Сказать, что Шеп был «рад» такому назначению, это ни сказать ничего. Мало того, что его выдернули насильно и привезли к президенту, не церемонясь, но и лишили семьи. Дэн обиду затаил, но дела Федерации стояли пока на первом месте. Да и сам президент обещал вернуть все былое, во что Шеп верил с трудом.

- Играть по правилам и без, - ответил командор.
- Кто из моего окружения предатель, - задал конкретный вопрос Лисс.

Шеп прищурился, не время для шуток:

- Начальник службы безопасности, - начал перечислять он, - начальник охраны дворца, в министерстве обороны пока только лизоблюды, которым я не даю воровать, ну, и прочая шелупонь типа твоей любимой компании Боско, что добывает ольвий.
- Почему пока? – с удивлением спросил президент.
- Ты не рад? - вопросом на вопрос ответил Дэн.
Президент нахмурился.
- Потому что, убрав меня, они получат полный доступ ко всем системам, в том числе и армии.
- Не так важен я, как ты, - констатировал Лисс.

Шеп кивнул.

- Ты научился думать, - съехидничал Дэн.
- Все же не простил, - вздохнул Лисс. – А может, тебе вернуться?
- Вернусь, даже и не думай, но прежде накрою всю эту… заразу.

Президент опять кивнул в задумчивости.

- Ты что-то стал похож на китайского болванчика, - уже зло сказал Дэн.
Лисс смолчал, он знал свою вину, но опереться в этом серпентарии, кроме как на Дэна, было не на кого.

- Я по-другому поступить не мог, - ответил президент и посмотрел прямо в глаза Шепу.
- Попросить не дано было? – Шеп злился.
- Тогда бы все знали, что ты вернулся, а так… - и Лисс махнул рукой. – Прости.
Шеп смолчал.
- Какие у нас планы? Что будем делать? – прервал молчание президент.
- Ты - руководить Федерацией, а я делать свою работу, - жестко ответил Дэн.
- И все? У тебя нет плана? – удивился президент.
- Нет, - спокойно ответил Дэн.

Президент посмотрел прямо в глаза командору, тот взгляд выдержал.

- Лисс, не выезжай из резиденции до моего распоряжения. Так надо.
- Хорошо, я понял. Береги себя, - и президент вышел из кабинета.

Дэн сел за стол и устало закрыл лицо руками, затем нажал на кнопку.

- Начальника охраны ко мне. Мы еще повоюем, Лисс, - тихо сам себе сказал Дэн.

***

Пиратская резиденция Тортуга находилась за границей Федерации в так называемом Поясе Свободы, своего рода нейтральные воды, за которыми начинались Свободные Земли, те планеты и системы, которые не присоединились к Федерации, но мирно существовали с ней и торговали. Одни просто не хотели присоединяться и платить налоги, а другие были не готовы морально и физически. Такие системы, как правило, заключали договоры о сотрудничестве и помощи.

Системы Центавра или Драконидов занимали территории вытянутого объема, один конец которого упирался в Окраины. Окраины – это планеты и системы, которые граничили с Поясом свободы и входили в Федерацию. Образовались они в период разведки полезных ископаемых. Финансировало все эти изыскания правительство и земли были государственными, а вот частные компании арендовали их и добывали сокровища из недр земель в прямом смысле этого слова. Таким образом появились богатые планеты и системы, и правил там золотой телец. Федерация глаза не закрывала, если и доходило до правительства что-то, то посылались проверки, но, как в старых добрых книгах говорилось: «а судьи кто?» Взятки и мздоимство правили в тех местах. Людям в этих системах жилось неплохо за счет выкачиваемых из недр ископаемых, которые порой были уникальны. Вот эти правители или, как их называли в народе, бароны, захотели править всей Федерацией.

Системы Драконидов занимали странную позицию в этом раскладе сил. Имея огромную армию, они не нападали на соседей, что не соответствовало реноме этой расы в Федерации. Более того, они как бы затаились и выжидали. При всех раскладах они попадали в центр военных действий, потому что другим концом своих территорий упирались в Центральную часть Федерации и были буфером между Центром и Окраинами. Более того, они закрыли свои территории для провоза грузов в обе стороны и усилили границы. Таким образом, образовалось белое пятно, и куда оно повернется, в какую сторону не мог сказать никто. И никто не мог предположить, какую армию они могут выставить при военных действиях. Поэтому и Окраины и Федерация сохраняли то хрупкое равновесие, которое пока что держало этот мир на грани. Исход зависел от того, чью сторону займут Системы Центавра. А они молчали.

Тортуга – это маленькая окраинная планетка в Поясе свободы, больше похожая на астероид, куда входила система Аракс. Кусок камня, который плыл по сильно вытянутой орбите вокруг Аракса. Ни жизни, ни ископаемых на планете не было, она была покрыта куполом, внутри которого копошилась жизнь. Джентльмены удачи пачками слетались сюда, чтобы провести время. Правил планеткой некто Дезалиус, видеть его никто не видел, но периодически система безопасности вылавливала незадачливых ассасинов на планете. Поговаривали, что сам правитель на планете не живет, но шпионов это не останавливало. Как ни странно, но порядок на Тортуге существовал, кроме того был свой суд, более скорый и неподкупный, в отличие от Федерации. У пиратов существовал свой кодекс и свой флот. Замом у Дезалиуса был Нор Фокс, беспринципный и жестокий мужик похожий на человека, но был ли он им, не знал никто. Появился он не так давно, но взял все в свои руки, и с тех пор Тортуга превратилась в рабский рынок.

На планете были доступны все виды развлечений от квартала Красных фонарей до гладиаторских боев. Внутри купола передвигались в основном по движущимся дорожкам, лифтам и наземным транспортом. Летали только грузовики и «правительственные» флайера. Торговали на Тортуге всем от высокотехнологичных приборов, оружия, космических кораблей до живого товара. Сомнительные дельцы всех видов и рас стремились на Тортугу обогатиться за счет других, не гнушаясь ничем.

Кварталы на Тортуге были четко разграничены полем деятельности торговли. Каждый был занят тем или иным видом наживы. Поэтому прибывшим вручались книжечки с «туристическими» схемами. Причалы, в отличие от Барахолки, находились в отличном состоянии, вокруг самой планеты были расставлены спутники наблюдения и форпосты, на орбите постоянно «дежурил» либо просто находился берсерк, превращая Тортугу в неприступную крепость. Внезапно напасть или проскочить незаметно на планету было невозможно. Все прибывшие проходили тщательную проверку. От космопорта до города шел широкий тоннель для людей и грузовой под землей.

***

Служба регистрации на Тортуге была хорошо организована, прибывающие гости задерживались у стойки не дольше пяти минут. За стойкой ресепшина стоял молодой подтянутый офицер в форме, его вполне можно было принять за бетинца, если б не смуглая кожа и глаза цвета стали. Под его пристальным взглядом многие гости опускали глаза. Офицер был менталистом. Следующей была четверка гостей и дроид. Офицер внимательно осмотрел их. Двое подтянутых молодых человека в космоформе и женщина. Четвертый не прощупывался совершенно и это не нравилось офицеру. Двое с военной выправкой и отточенными движениями уверенных в себе людей не вызывали тревоги, а вот четвертый… Офицер прислушался и внимательно глянул на человека в темном плаще. Тут и не такое иногда бывало. Смена перед ним рассказывала о парне со шпагой на перевязи и странным именем Френсис Дрейк. Офицер еще раз прислушался к своей силе, и она не подала признаков беспокойства. Он поднял глаза на гостей.

- Оли Танг капитан корабля «Мирра», - и положил перед офицером жетон.

Тот взял его и сунул в прорезь автомата. Тот загудел, щелкнул и выдал регистрационный лист.

- Цель визита, - бесстрастно спросил офицер.

- Закупка медицинского оборудования, - отчеканил Оли.

В это время над ними пролетел флайер последней модели. Оли восхищенно проводил взглядом машину.

- Хочу такую же, - ткнул пальцем в небо Танг.
- Четвертый сектор за полем, - ответил офицер и положил бумаги на стойку.
- Алина Верховцева, - женщина положила жетон на стойку, - психолог, программист, математик.

Офицер оглядел даму. Те же движения, что и у капитана, уверенность в себе и колючий взгляд. Но она не врала, ментал подтвердил.

- Цель визита: закупка медицинского оборудования и личные вещи, - ответила женщина ровно за секунду до вопроса. – Дроид Ноль первый переводчик, - сообщила она следующий не высказанный вопрос и положила очередной жетон.

Автомат выплюнул бумаги – следующий.

- Михаил Бочарский, инженер, цель визита та же самая, - и на стойку лег жетон.

Очередь дошла до четвертого спутника тройки гостей, и офицер приготовился задавать неудобные вопросы.

- Кариолиус Далисиус, вольный торговец и владелец корабля. Это, - он плавным жестом показал на своих спутников, - мои подчиненные.

Все встало на свои места. Вольные торговцы единственная сила, с которой пираты не связывались, а предпочитали соблюдать нейтралитет. Среди них были настолько отчаянные люди, что вполне могли не только противостоять пиратам, но и захватить Тортугу, что и было однажды сделано торговцем Дезалиусом. Тот превратил Тортугу не в притон, а город, который хоть и имел славу пиратов, но приобретал вполне респектабельное реноме торгового центра. Но с тех пор, как Дез лежит в криокамере, на Тортуге стали твориться немыслимые вещи. Новый ее владелец из респектабельного и цивилизованного центра превратил в рынок, где торговали живым товаром. И это совсем не нравилось людям Дезалиуса. Но пока тот находится в криокамере, считается, что он жив и передача власти, как он и завещал, своему наследнику – первому заму – Ольгерду, не произошла и правил там Нор Фокс, который и предъявил бумаги на право замещать Деза в его отсутствие. В открытую Ольгерд против Фокса не пошел, а зря. Потому что люди Деза стали пропадать. Самого Ольгерда не было уже неделю, и где он не знал никто.

Офицер все это знал и был человеком Деза, поэтому он без вопросов отдал бумаги торговцу и, глядя ему в глаза, сказал:

- Будьте внимательны, - Кори в ответ кивнул, забрал бумаги со стойки и все четверо вышли из здания регистрации. Через стеклянные стены было видно, как они встали на движущуюся дорожку, которая вела в медицинский квартал.

***

- Капитан Френсис Дрейк, владелец корабля «Феникс», вольный торговец. А это мои подчиненные, - он махнул рукой в сторону стоящих четверых инорасников, трое из которых были в космоформе, мальчишка и положил жетон на стойку.

Офицер сунул жетон в щель автомата, рассматривая экран, дождался сигнала машины и бесстрастно посмотрел на капитана Дрейка. Перед ним стоял очень молодой парень, одетый в странную одежду и старинным клинком на перевязи, сверху накинут плащ. Привыкший ничему не удивляться, офицер службы регистрации внимательно осмотрел всю компанию, но при волшебном слове «вольный торговец» свои вопросы оставил за гранью ментала. Чутье молчало, а ему он привык доверять, поэтому спокойно, положив руку на клавиатуру, задал следующий вопрос:

- Цель визита?
- Закупка медицинского оборудования, - ответил капитан.

Офицер положил бумаги на стойку и, отсалютовав, пожелал приятно провести время. Гости вышли на улицу.

- И куда нам теперь? – спросил фикс.
- Медицинский квартал, - ответил Айвен, изучая план города, - туда и он ткнул пальцем на движущуюся дорожку.

Кварталы на плане и на информативном табло, что светило при каждом входе, были разрисованы разными цветами. На медицинском стоял огромный красный крест, обведенный красным кругом на белом фоне. Гости вышли возле павильона «Медицинская техника» и проторчали там до вечера, выбирая т закупая все оборудования от реанимационных капсул до препаратов на все случаи жизни. Фикс торговался, самозабвенно до крика. Айвен с удивлением смотрел на это, но тихий вздох Стена и почти шепот:

- Не хотят продавать здесь, купим в другом месте, пошли, что-то устал я.

После такой фразы продавец продал фиксу весь набор средств, за который и был этот сыр-бор со скидкой и подписали договор поставки на «Феникс» еще оборудования и полный хирургический бокс со всей автоматикой и дроидами помощниками. Диагностическую аппаратуру уже увезли, но фикс с маньячным блеском в глазах продолжал ходить по павильону, рассматривая и делая какие-то заметки в планшет.

- Он тут все решил скупить? - вздохнул Айвен.
- Не мешай человеку получать удовольствие, - ответил Стен. – Он доктор ему решать, что надо, а что нет.

В общем-то, парень был прав и Айвен заткнулся. Рести же ни на шаг не отходил от капитанов, внимательно следя за окружающим пространством, а заодно и вылавливая мальчишку из всех павильонов. Для того настолько все было в диковинку, что он вечно отставал от остальных, раскрыв рот на очередную рекламу.

- Кэп, - обратился торнт к Стену, - надо бы мальца покормить, да и прикупить ему одежду.
- Точно! – Стен вскочил с диванчика, на котором разместилась троица, кроме Кшааса, который следил за каждым шагом всех.

Айвен потянул его вниз:

- Наш док еще не все скупил, жди и терпи, - пробурчал Симонов, вздыхая и откидываясь на спинку дивана.

Зас крутил головой, порываясь вскочить и куда-то умчаться, но Кшаас его надежно фиксировал на сиденье. Наконец-то фикс договорился с продавцом и довольный вернулся к своим товарищам, которые уже медленно закипали от нетерпения.

- Осталась мелочевка, - сообщил он с довольным видом.
- Ран, мелочевка это что? – решил прояснить ситуацию Айвен.
- Это перевязочный материал, - начал диктовать фикс, сверяясь с записями, - дезпрепараты и бакпрепараты. Айвен махнул рукой, названия ему ничего не говорили.
- Лучше скажи, где это брать? - обреченно спросил Симонов, не открывая глаз.
- В соседнем павильоне, - ответил Ран, - только сначала надо бы перекусить, - как-то жалобно сообщил фикс.
- Наконец-то! – вскочил Стен. – Спасибо, что вспомнил о еде, думал, что придется до корабля терпеть.

Ран виновато опустил голову.

- Не дрейфь, братан, - мальчишка толкнул кулачком в бок фикса, - жизнь налаживается, жрать идем, - и он искренне улыбнулся Рану.
- Зас! – Симонов рывком вскочил с дивана, вся лень и сон слетели мгновенно, - откуда такие выражения? – парень смотрел на пацана, прищурив глаза.
-Э-э-э, не знаю, вдруг всплыло, - тихо ответил мальчик.
- Следи за речью, ты же никакой-то там пират, - подбадривающе улыбнулся Айвен и подмигнул.

Зас засиял в ответ и кивнул. Мужчины встали на движущуюся дорожку, которая вывезла их из торговых рядов в ресторанные. Жизнь и правда налаживалась.

***

- «Два вольных торговца, это не с проста», - офицеры отдела регистрации сидели в кафе и пили кофе. Оба были менталисты и мысленно разговаривали между собой. Со стороны казалось, что двое пьют кофе и иногда между собой переговариваются. На деле оба вели скрытую беседу.

«Надо бы к ним присмотреться».

Второй согласно кивнул, глядя на спешащих мимо людей.

- «Кен, Ольгерда нет почти неделю, и я не слышу его», - первый положил аккуратно чашечку на стол и, откинувшись на спинку стула, наблюдал, как под куполом летают флайера. – «У меня плохое предчувствие».
- «Придется объявить готовность, и так слишком многих потеряли».
- «Ты во всех своих уверен?» - продолжил первый.
- «Во всех, их еще Дез набирал, а многие вообще пришли еще с самого начала. Да и Деза пора вытаскивать из камеры».
- «День, даю всего день, проверь посты и замени нашими охрану», - первый встал и вышел из кафе.

- Официант, счет, - второй расплатился и ушел в противоположном направлении.

***

Трибуны четвертого сектора за полетным полем были полны народу. В небе шло представление – показывали возможности новых флайеров и их модификаций всех видов и размеров. Голос диктора по связи сообщал, к какому классу принадлежит та или иная модель.

- И зачем тебе флайер, Оли? Мало истребителя? – ворчала Тэри, но сама с восхищением смотрела на выплывающие модели флайеров под куполом.
- Хочу, - просто ответил Оли, - всю жизнь мечтал, дай хоть посмотреть, не обламывай.

Тэри вздохнула, Миша что-то усердно подсчитывал на своем планшете.

- Если добавить годовое жалованье, то, пожалуй, хватит вон на ту одноместную модель, - проворчал Бочарский.
- Хм, - Тэри с удивлением уставилась на Мишу, - с чего это вдруг вас потянуло на флайера?
- Если у человека с детства была мечта, почему бы ее не воплотить? – ответил Бочарский.
Тэри задумалась, потом до нее медленно стало доходить, она опять внимательно посмотрела на Мишу.
- А и правда! Добавь и мое жалованье, пусть у Оли будет красивый флайер и на двоих, - Бочарский повеселел и что-то быстро начал набирать на планшете.

Тэри же встала и вышла с трибун. Смотреть шоу резко расхотелось. Она вспомнила Дана и его мечту о флайере, которую он так и не реализовал до своей смерти.

- Пусть хоть у кого-то она станет реальностью, - тихо самой себе проговорила Тэри и остановилась у лотка с мороженым.

Рядом с Тэри остановился дроид. Кэп только что его заметила и улыбнулась.

- Бил, - тихо позвала она близнеца.

Тот открыл один глаз на ножках и уставился на Тэри.

- Мороженого хочешь? Пойдем во-он туда, там никто нас не увидит, - и Тэри с Билом отправились в самый дальний уголок кафе, где за столиком стояло всего два стула, куда и уселись оба.
- Нам апельсиново-шоколадное, - сделала заказ Тэри.
- М-м-м, - простонала Тэри, запуская коктейльную ложку в стакан с мороженым.
- Простите, мадам, - перед Тэри стоял офицер в форме, - вашему дроиду не будет плохо?

Тэри посмотрела на офицера, потом на Била, который большой ложкой уминал вторую килограммовую коробку мороженого. Мордочка дроида была вся вымазана шоколадом.

- Спасибо, офицер, - Тэри посмотрела на Била, тот совсем не реагировал на окружающих. – Ему плохо не будет, - тихо повторила Тэри, - а вот кому-то будет плохо, - гаркнула она в сторону Била.

Дроид очнулся, положил коробку на стол и вытянулся по стойке «смирно», мигая по периметру желтыми огнями. Тэри встала, взяла салфетку и стала вытирать испачканную мордашку.

- Меня же Бочарский убьет, я за ребенком не уследила, - повторяла она тихо, вытирая уже всего Била. – Как же так можно было испачкаться? – задавая самой себе вопрос и бросая салфетку на стол, она совершенно забыла об офицере, который продолжал стоять рядом, от удивления раскрыв рот.
- Официант, счет и две тонны мороженого на борт, - приказала Тэри, прикладывая палец к панели считывателя.
- Пошли, - позвала она дроида.
- А мороженое, - Бил намертво вцепился в недоеденную коробку.

Тэри обреченно махнула рукой:

- Доедай, - и устало опустилась на стул.
- Простите, - офицер наконец-то отмер, - где я могу найти вашего владельца корабля.

Тэри внимательно посмотрела на офицера.

- Я не подойду вместо него?

Офицер отрицательно покачал головой.

- Пятый сектор, трибуна А, место семь, - отчеканила Тэри.

Офицер исчез моментально, растворяясь в толпе.
- М-да, - задумчиво протянула Тэри, - надеюсь, ты слышал, Оли?
- Слышал, - раздалось в наушнике.
- Он менталист, - тихо прошептала Тэри в ответ.
- Я понял, вижу цель.
- Сейчас буду, - ответила капитан.
- Били, готовь оружие, - тихо проговорила Тэри, - идем к трибунам.

Коробка из-под мороженого была забыта моментально, чистый и умытый дроид был собран и серьезен. Тэри зашагала в сторону трибун. За ней шел Бил.

***

Кори сидел в кресле сектора «А» и наблюдал не сколько за полетом флайеров, как за своими спутниками. С тех пор, когда он в последний раз общался с людьми, прошла не одна тысяча лет. Менялись времена, традиции, национальности, расы и планеты, а земляне оставались прежними. Наблюдая за друзьями Мишей и Олом, Кори пришел к выводу, что инженер сильно поменял менталитет своего друга. Оли стал более душевным, отзывчивым, но и Миша старался сделать для друга все. Вот сейчас он решал проблему, как бы исполнить мечту Танга. Сомнение, желание помочь, и удовольствие от всей смеси этого подарка фонило, как от межпланетного передатчика. Миша получал удовольствие от того, что ОТДАВАЛ. Это было необычно, и в тоже время это было так ожидаемо от людей. Кори мог читать мысли всех особей сразу, сидящих на этих трибунах, и он уловил сомнение и тревогу, которой был полон человек, и он искал его, Кори. Что скажет ему этот мужчина, Кориолиус знал, как впрочем, и всю ситуацию на Тортуге. А вот помочь или нет это надо очень все хорошо просчитать и взвесить. Даже малейшее вмешательство во время и пространство данной реалии могло повлечь за собой массу событий, которые смогут закрыть эту реальность. Но ведь уже кто-то вмешался? Этот вопрос они с братьями задают не первый раз. Кто-то вмешался в течение времени и исказил пространство и, как результат, дестабилизация всего, что повлечет в дальнейшем к развязыванию глобальной войны и гибели данной Вселенной целиком. А это надо предотвратить. Кори решился.

- Слушаю вас, - сказал он подошедшему человеку, тот пристально вглядывался в глаза тому, к кому он пришел, и оба поняли друг друга без слов.

Бочарский и Танг не шелохнулись, хотя, и видели, кто подошел к Кориолиусу.
- Оли, что там? – раздалось в наушнике.
- Ушли оба.
- Сейчас буду, - и отключилась.

Через минуту Тэри подошла к мужчинам.

- Ушли и все? – она с удивлением смотрела на Оли. – И ты даже не узнал кто и зачем? А если… - договорить ей не дал Миша.
- Если бы что-то случилось, тогда бы мы вмешались. Кори мальчик немаленький, он и сам справится со всей Тортугой один, - проворчал Бочарский, заглядывая в планшет.
- И все же! – Тэри сжала кулаки.
- Не переживай, - Оли положил ей руку на плечо, - все будет нормально. Парень шел только к Кори и его не должны были видеть, что мы с Мишей и сделали. Далее они справятся без нас.
- Я его все-таки сделал! – вскричал Бочарский.

Разведчики непонимающе уставились на Мишу. Тот виновато опустил глаза.

- Так-так-так! И кто это у нас тут есть? – раздалось сзади Тэри.

Она вздрогнула, сжала кулаки и обернулась.


URL
   

Сказки Огненной Саламандры

главная