Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:02 

Похождения моей мамочки

Ребенком я родился крепким, я бы сказал даже слишком, но когда мне исполнилось два года, мамочка отвезла меня на Зетку. Вот там все и началось. Сначала это был просто кашель, а через год начались приступы и с каждым годом все сильнее и сильнее. В семь лет они меня надолго укладывали в постель. Мамочка меня в больницу не отдавала, оборудовала в квартире дополнительную медицинскую комнату, где я и отлеживался после очередного приступа. Благо денег хватало, да и дедушка постоянно контролировал. За полгода до того как нам сбежать с Зетки, он требовал, чтобы мама меня отправила на Землю. Только мамочку заставить сделать что-то против ее воли надо еще потрудиться. Даже дедушке это было не под силу.
Зетка – планета по каталогу Федерации считается почти непригодной для жизни. Альфа и бета эти планеты почти идентичны земле. А вот Зетка стоит в этом списке на последнем месте. Её конечно, терраформировали, но затраты оказались слишком большие, да и сама планета сильно сопротивлялась. А что сделать? На Зетке в основном промышленное производство. Экологии никакой, да и поддерживается в основном только один материк. Фильтры для воздуха и воды почти не оправдывали производство, так думали до самого последнего момента, пока не началось… Но об этом чуть позже. На Зетке стоит самое большое производство космических яхт, как для военных так и для гражданских лиц. Военные заказы перекрывают все отрицательные стороны планеты, даже экологию, потому что на Зетке сосредоточены огромные запасы тория, который идет на производство топлива и многих частей начинки для военных судов. Чуть позже кто-то из землян придумал супер оружие, на которое и идет этот торий. Ну да, как же мы без оружия? Воевать уже не с кем, а вот оружие все усовершенствуется и усовершенствуется. Как говорится, « хочешь мира…». Но мне ли осуждать?
Яхты на Зетке делают самые лучше. Для военных есть специальная верфь, а вот для гражданских их целых две: одна для стандартного производства, а вторая для миллионеров. Яхты на ней делают под заказ. И очередь на них расписана вперед на года. Тем и славится планета по всей Федерации. Мамочка как раз работает на второй верфи. Можно сказать, что вся верфь на ней и держится. Она у меня высококлассный специалист. Как говорит мой дед, у нее мозги под космос заточены. Дед мой Наумов Сергей Валерьевич как раз и есть владелец Зетки и завода на нем. Заводы у него по всей Федерации разбросаны, половина из них работает на военных, но и еще есть специалисты в области медицины и терраформировании. Фамилию свою мамочка скрывает, это еще ей праба говорила, что если хочешь всего добиться, не афишируй, что ты Наумова. Вот она и взяла фамилию своей бабушки, впрочем, и моя бабушка тоже скрывала, что она Наумова. У них даже есть «женский комитет», который помогает своим внучкам выпутываться из всевозможных ситуаций. С тех пор, как пропала праба на этих самых просторах, ее внучки и организовали Комитет, у них даже свой Фонд есть. Где бы ни оказались их потомки, они находят и помогают им, а вот праба так и не нашли.
Мамочка и училась под фамилией Симонова, и даже получила грант на свое исследование и проект сдала, он у нее произвел сенсацию – мамулечка сделала какой-то супер скоростной двигатель для гоночных яхт. На нем она сама и приз выиграла.
С папой она познакомилась на этих самых гонках. Он вторым пришел. Его яхта как раз с Зетки и была. Он там инженером работал. Встретились и влюбились в друг друга. Он ее на Зетку и увез прям с гонок. Дед только хмыкнул. Вот с тех пор она на верфи и работает. Отец через год получил должность директора за какой-то военный проект, в котором они с мамой участвовали, но я думаю, что это деда помог. Так они лет пять проработали, открыли новую верфь и заказы рекой полились – имя Маргариты Симоновой уже было известно не только в Федерации, но и из Дальнего космоса приходили заказы. А потом я замаячил в проекте. Дед настоял, чтобы ма на Землю уехала. Там я и родился. Как уже говорил, крепким и здоровым. Зовут меня Александр, Алекс Наумов, правда, это я уже потом стал им, а до этого был Беннет, но я сам отказался от этой фамилии и моего отца, как бы это дико не звучало, но он того стоил. На мать я совсем не похож, она шатенка с зелеными глазами, а я очень светлый блондин с синими глазами. Отец мой Джордж, тоже голубоглазый блондин, только черты лица у меня совсем другие. Бабушка сказала, что я вылитый праба, даже фотку мне показала. Мне тогда два года было, я мало что понимал тогда, только позже дошел до всего сам. В общем, маленький ангелочек с белыми кудряшками и синими глазами. Дед очень был доволен, он меня с рук не спускал, все со мной возился и рассказывал, а я «на ус мотал». Надо бы объяснить, что в два года я был совсем необычным ребенком, таких, как я называют «вундеркиндами». Я все слишком рано усваивал и быстро. Мне бабушка только буквы показала в полтора года, а в два я уже бегло читал. Дед, когда такое просек, то оградил меня от общения со взрослыми совсем, выдал это за паранойю, приставил ко мне охрану и следил, чтобы ни один репортер не прознал о моих способностях. Но я и сам понимал, что на опыты попаду, либо украдут, и такое бывало. Мне дед даже чип под кожу вшил, чтобы не потерялся. Сам мне про яхты рассказывал, про космос, про торий, о производстве и многом таком, о чем детям моего возраста никто не говорит. Мне и самому было интересно, а еще он мне подарил планшет, в который закачал спецпрограммы по обучению. Вот с ним я не расставался. Мама деда ругала, что ребенок должен в игрушки играть, только мне было не интересно, я играл, но только в производство. К пяти годам я вполне мог дать мамочке дельный совет по схемам двигателя и системам жизнеобеспечения яхты. Когда мамочка поняла, что деда сделал, поздно было, я тогда уже сам интересовался всем. К семи годам свободно мог сам руками собрать любой двигатель.
Мы жили под колпаком, это такой металлопластик, которым покрывают жилые кварталы, чтобы сэкономить на фильтрах. Наш квартал был самым дорогим, но детей тут было больше, потому как всем, кто с детьми на Зетке оказался, всех держали именно в нашем квартале. Администрация следила строго за этим. Здесь и роддом был, и консультация, и будущих мамочек сюда переселяли, полагаю, дед позаботился. Так вот, с мальчишками мы бегали везде. У нас же хороший квартал, охрана и все такое, только дети могут везде пролезть. Вот мы и вылезали за территорию. А там для нас, детей, недалеко была свалка, на которую свозились все детали с ремонтного завода. Она была огорожена, там и камеры стояли, и дроиды патрулировали, чтобы никто не попал на территорию. Только когда это детей останавливало? Я к тому времени уже за изучение электроники взялся, отключить камеры для меня было плевое дело, да и пролезть я мог в любую дыру. Мелкий был, очень худой, тени под глазами от постоянных приступов удушья, ел мало, тошнило постоянно – вот и выглядел как жертва концлагеря. Бывало, иду по улице, так кто-нибудь да пирожок в руку и сунет. Один раз даже в кафе усадили и накормили, до сих пор помню, потому как это был единственный раз, когда меня от еды не тошнило. Вот на свалку мы и бегали, я пролезал в любую дыру и вытаскивал со свалки все, что хотел. Так мы с ребятами собрали первый наш автокар. В подвале дома моего друга Ганса была мастерская, его родители жили в коттедже. Вот там мы и пропадали. Именно тогда у отца Ганса и прочел про торий и его свойства. Потом к мамочке пристал, она мне целые статьи о нем на комп скинула. Тогда меня и осенило, что двигатель вполне можно сделать и без участия топлива. Я как раз хотел с ней посоветоваться, только в этот раз меня скрутило совсем сильно, ели откачали.
Еще когда мы на Земле были, ма отца звала к нам, только он уперся и все. А мамулечка с каждым днем все грустнее и грустнее становилась, наконец, не выдержала и поехала на Зетку и меня с собой взяла. Только вот что-то сломалось у них. Отец на заводе пропадал, даже верфью перестал интересоваться, мамочка там всем сама командовала. Не знаю для чего, но она спроектировала звездолет среднего класса с усиленным корпусом, двигателями последнего поколения и даже вооружение поставила. Я сам видел его, он был совсем необычным, вся конфигурация у него в корпус убиралась, и он становился похожим на каплю, такую огромную каплю бронзового цвета. Мамочка сказала, что это подарок для отца на их юбилей. И все молчали – секрет есть секрет. Вот так она два года тихо делала свою яхту, комплектовала экипаж, проектировала, что-то улучшала.
Только отец перестал вообще на нас обращать внимания. Он мог вообще домой не прийти, мамочке все время говорил, что на заводе занят, только мама случайно узнала, что его там нет. Это как раз перед приступом было, он пришел домой рано и привел с собой какую-то женщину. Нам он с мамой сказал, что это его вторая жена и будет жить с нами. У нас на Зетке губернатор разрешил брак со второй женой без развода с первой, типа и рождаемость повысить и женщин больше, чем мужчин, а мне казалось, что это лабуда. Прикрывали они этим что-то, потому как мужская смертность у нас на Зетке была более пятидесяти процентов.
Мамочка сразу же собрала свои вещи и переехала ко мне в комнату. Я такого потерянного взгляда еще ни разу у нее не видел. Столько боли было у нее в глазах, что я не выдержал и чуть не расплакался, но мамочка сказала, что нам надо держаться, негоже показывать свою боль тому, кому на нас плевать. Квартира разделилась на две половины – в одной обитали мы с мамочкой, во второй отец со своей женой. До официального брака ма еще на что-то надеялась, а потом все же приняла какое-то решение. Только видно не судьба была все исполнить. Жена отца стала на мамочку наезжать, только мама внимания на нее ноль, как на букашку. Такие гадости говорила, я случайно услышал, как раз с улицы домой пришел. Тетка эта даже попробовала с мамочкой драться, только не на ту напала. Ма ее скрутила и вытолкнула в комнату отца, пригрозив, что следующий раз ее из окна выбросит. Эта дурра побежала отцу жаловаться. Я сразу понял, что тот будет маму ругать, так что как только в комнату вошел перед дверью лазерную решетку поставил, как раз со свалки пару процессоров припер. Теперь в комнаты к нам войти никто не мог. Так что, когда любимый папуля ломанулся к нам в дверь, так на решетку и наткнулся. Орал он под дверью знатно, только я глушилку еще вместе с решеткой поставил, пусть кричит дальше все равно ничего не слышно. Выход на черный ход у нас из наших комнат был, да и причал для авиетки тоже был, так что проблем не было. А вот у папА только в общий подъезд. Я наблюдал, как его жена на меня пальцем показывала и что-то отцу вещала, только он как-то странно на меня смотрел. А я что? Только вздохнул, со стула встал и ушел, мне уже не интересно стало. Вот тогда я и поменял фамилию и деду все по визору рассказал. Тот велел домой лететь, только вот мамочка какие-то свои планы имела. Я потом только узнал, что дед настоял, чтобы она брачный договор подписала. Ха! Это ж каким идиотом надо быть? ПапА договор подписал, а видно плохо читал. Так, что всего он лишался и должности, и квартиры, которую, как оказалось, дед матери покупал еще до свадьбы. И папА автоматически вылетает из нашего комплекса и квартиры тоже. А еще там был интересный пункт (дед у меня ушлый, все знал заранее), если папА себе еще одну жену заведет, то мамочка имеет полное право с ним развестись и без его разрешения.
В общем папА все же женился на второй жене. А у меня как раз приступ начался, я в то время от Ганса пришел и только домой зашел, странный запах учуял и мне бы на балкон выйти, но не успел. Хорошо, что у меня был браслет экстренного вызова, дед настоял, кнопку я нажать успел. К тому моменту, когда авиетка скорой прилетела, я уже в отключке был. Хорошо, что дед доктора нанял на такой случай, он и прилетел. Откачал он меня, только к тому моменту запах уже выветрился и мамочке нечего было предъявить. Я долго пролежал в медкапсуле, док от меня сутки не отходил. А я тогда и задумался над странностями впервые. Меня раньше после приступов мамочка на балкон выносила, а у нас там настоящий сад, птицы прилетают, бабочки порхают, цветы цветут, деревья с Земли растут в специальных ящиках, даже трава газонная, как в настоящем лесу. Вот я лежал и птиц слушал, мне все казалось, что они о чем-то друг с другом разговаривают. А потом я стал их понимать, я даже подсвистывать пытался. Они так странно прислушивались, молодняк даже смеялся, а вот кто постарше пытались со мной поговорить. От них я узнал, у какого дерева проблемы, потом садовнику говорил, а тот все удивлялся, откуда я так много знаю. А я просто птиц слушал. Я тогда думал, что их все понимают, а потом мамочка сказала, чтобы я не придумывал, птицы разговаривать не умеют.
Док меня тоже на балкон переложил, и опять я птиц слушал, а они мне поведали, что в городе что-то назревает, к губернатору в резиденцию прилетел военный корабль, не наш, так птицы и сказали «не наш». И он на этом корабле каких-то людей отправил. И среди них Ганс, мой друг. Вот это мне стало интересно. Как только мамочка пришла, так я ее про Ганса и стал спрашивать, только она так на меня посмотрела, что мне стало страшно. А потом я узнал от доктора, что Ганс и еще парочка малышей пропали. Вот тогда я и задумался. Вокруг Ганса всегда кто-то из малышей крутился, кроме меня, он хоть и старше нас всех был, но мелких не обижал. Двое точно были такие же беленькие, как и я. Тут я вспомнил слова дедушки, что меня похитить могут. Только кому я на Зетке нужен? Или узнали, что я Наумов? Вряд ли, канал связи надежный, а деда так шифровался, что узнать в нем великого Наумова никто бы не смог. Кто же такой недоброжелатель? У меня был только один ответ – вторая жена папА. Все это я выложил ма, и тогда я стал уговаривать мамочку уехать к дедушке. Она долго молчала, а потом кивнула и сказала:
- Ладно, только подождем недельку, надо тебе немного поправиться, чтобы выдержать перелет, - с этим я был согласен.
А через неделю папА уехал в свадебное путешествие на Альфу – это такой известный курорт, нас дед туда возил, когда мы на Земле еще были. Нас с мамочкой отец никуда не возил, даже к деду не пускал, все твердил, что дорого. Как только мой папА уехал, мамочка подала на развод. Развели их в один день, что уже удивительно, а потом ма продала квартиру, собрала вещи, заказала такси, и мы поехали на причал, где стояла та самая яхта, которую якобы должны были подарить папА. Представляю, как удивится наш бывший, когда увидит, что его даже в квартал не пускают, мама и тут поспособствовала – все по закону – нет квартиры – нет квартала.
На яхте нас уже ждала команда и тот самый доктор, что меня выхаживал. Мы стартанули так быстро, как будто за нами гнались, а может, так оно и было.

***

- Куда курс прокладывать? – спросил капитан.
- Альфа, - коротко ответила ма и назвала очень дорогой курорт.
Капитан, если и удивился, то вида не подал. Мамуля бы и сама могла и путь проложить, и яхту поднять, только я у нее на руках был, она сразу же меня в медкапсулу положила. Лежать в ней мне было уже привычно, за пять лет столько уже перележал, что даже не сопротивлялся, хотя и не хотелось мне в нее ложиться, но доктор настоял. Изоляция у яхты была хорошая, гула двигателей не слышно, не то, что в пассажирских яхтах. Только по легкой вибрации от корпуса можно было определить, что мы взлетаем. Под эту легкую вибрацию я и заснул.
Разбудила меня мамочка со словами:
- Пойдем покажу яхту.
Н-да! Даже я такого не мог представить, хотя, много раз наблюдал, как ма проектирует корабли. Это было интересно. Начали мы с рубки, где капитан любезно показал нам свою вотчину. Рубка была огромная, почти весь периметр занимали визоры, на которых виден обзор всего пространства вокруг яхты. При желании даже можно было посмотреть, где и что находится, даже корму увидел. Капитан сначала сюсюкался, пытаясь маленькому мне объяснить то или иное назначение прибора, а как я стал задавать вопросы, то удивился и начал нормально отвечать. Мамочка хмыкнула, похлопала капитана по плечу и повела дальше знакомиться с кораблем. Ну что сказать? К проекту была приложена женская рука. Нет, шторок в цветочек не было, но были уютные каюты для пассажиров и персонала, спортзал и даже бассейн. У нас на Зетке это было роскошью, даже в наши богатые кварталы воду подавали по часам, а тут целый бассейн. Была библиотека с настоящими книгами из бумаги, настольные игры и даже рояль. Этот зверь стоял по середине комнаты и, глядя на него, у меня создавалось впечатление, что в комнате вальяжно разлегся огромный белый кошак на причудливых ножках. Библиотека мне понравилось, тем более, что на полках были собраны книги по авиастроению и так любимыми мной двигателями.
В первый гипер мы вошли, когда я еще спал. Второй должен был быть перед ужином. В точку перехода мы вошли ровно, тряски не было и даже на голову не давило. У многих землян при переходе гиперпространства портилось самочувствие, медики разводили руками и давали советы вроде тех, чтобы не пить спиртного перед прыжком или не есть, и многое другое, даже целые брошюры выдавались пассажирам межпланетных рейсов как себя вести перед и после прыжка. А я считал, что это чушь, лично я не замечал переходы. В этот раз я пристегнулся в антигравном кресле и ждал толчок, который всегда сопровождает прыжок. Пол отозвался знакомой вибраций – двигатели наращивали темп, затем корпус вздрогнул и мы оказались в гиперпространстве. Через полчаса корпус вздрогнул еще раз, и мы вынырнули где-то на полпути к Альфе. Я ждал, когда капитан объявит, что можно отстегнуться и выйти из кресла, но команда затянулась. А потом раздался удар по корпусу и яхта начала хаотично кувыркаться в пространстве. Хорошо, что все были привязаны в креслах. Капитану все же удалось остановить вращение яхты и пол выровнялся, нас перестало мотать. По коридору кто-то бежал, кто-то что –то кричал. Я нашел кнопку комма:
- Мамочка, что происходит? – больше всего я волновался за нее.
И тут заработала связь:
- Говорит капитан «Синей стрелы» на нас напали пираты. Пытаемся укрыться в поясе астероидов.
- Отставить! – это уже мамочка начала командовать. – Убрать конфигурацию, активировать щиты, лечь в дрейф. Двигатели стоп. Всем собраться в кают-компании.
Что-то заскрежетало по корпусу, а потом настала полная тишина. Пришел стюард и забрал меня. Кают-компания достаточно большое помещение, поэтому десять человек команды, мы с мамочкой и доктор легко поместились на диванчиках вдоль стен. Мамочка встала перед нами и, сцепив руки в замок, начала объяснять ситуацию:
- Этот корабль сделан из экспериментального сплава. Это разработка моя и моего сына, он мне подсказал идею, как можно сделать сверхпрочный сплав, который не возможно ничем разрушить. Наша яхта –это своего рода трансформер, двигатели и прочие детали характерные для яхт этого класса убираются внутрь корпуса, а затем корпус покрывается сплавом, который и активируется силовыми щитами. Даже если будут в нас стрелять, корпус останется цел, а система жизнеобеспечения нас защитит. Лететь в пояс астероидов самоубийство, именно в нем по моим данным и находится база пиратов. Капитан, выключите все приборы, кроме щитов. Переждем осаду, а там посмотрим. Все свободны. Да, - напомнила мамочка, - старайтесь передвигаться тихо. Нас будут прослушивать.
И команда разошлась по местам.

@темы: почеркушки

URL
Комментарии
2017-08-09 в 21:29 

Леночка, ты снова пишешь) Какая ты молодец) Продолжай, интересно, что дальше-то будет)

2017-08-10 в 18:32 

orangery, я тебе письма пишу, а ты молчишь)) Допишу %80, поттом тебе файл скину, либо можно частями, просто я много по хожу меняю,переписываю, здесь так, черновик и причем начальный, уже поменяла кое-что, да еще опять комп файл не сохранил, ели восстановила,хорошо, что тут еще есть. Ты как?

URL
   

Сказки Огненной Саламандры

главная