Сказки Огненной Саламандры

Сад… это целый парк, больше похожий на лес! Это такое счастье и радость, не могу выразить словами, что-то во мне вдруг поднялось, какое-то чувство ранее неизведанное, но хорошее. Я почувствовал себя исследователем новых земель и пропал… Я ходил по тропинкам, петлял между деревьями, валялся на траве, запрокинув голову, смотрел вверх, где по небу плыли облака и светило солнце. Не знаю, как они это сделали, но вверху было голубое небо и облака, а солнце светило ярко и тепло. Но я не думал об этом, потому что исследовал этот новый мир, который так манил меня. Я был всего лишь ребенком, который вдруг открыл для себя этот неизвестный мир, полный неожиданностей и всяких интересных открытий. Это не наша свалка на Зетке, где мне все было ясно и понятно, это был мир деревьев, ветра и солнца, кустов и травы, которую я не видел никогда в таком количестве. И я исследовал этот мир! Я нашел то, что хотел и понял, что это мое. Я чувствовал каждое дерево, каждый цветок и они тоже меня чувствовали и были рады тому, что я их понимаю. Я был не один!

***

- То есть, вы хотите сказать, что не нашли координат Федерации? – Рита с удивлением смотрела на Энжи, тот кивнул и вздохнул.
Наумова продолжала ходить по кабинету туда-сюда, мелькая перед глазами Эрлинга. Наконец она остановилась перед Энжи, не замечая сайга, стоящего чуть в стороне – уважение к женщине и этикет старшего по рангу – промелькнула растерянность в ее глазах, но тут же пропала, Рита взяла себя в руки.
- Карты пиратов, пробовали обыскать корабли? – спросила она.
Мужчины переглянулись.
- Ищем, - ответил Эрлинг, - если что-то найдем, вы первая узнаете об этом.
Рита очень внимательно посмотрела на сайга, глаза ее ничего не выражали, но у того создалось впечатление, что она пытается прочесть его мысли. Взгляд Эрлинг выдержал.
- Пленные! Среди них должны быть мои соотечественники! – воскликнула Рита. – Допрос дал результат?
Эрлинг опять вздохнул.
- Рита, - на сей раз ответил Энжи, - мы работаем в этом направлении. Был приказ не брать пиратов в плен, - эрх вздохнул, - слишком много на них висит смертей моих соплеменников, но как только приведут в порядок пленных, мы с вами вместе их допросим.
- А тех, кого они захватили? – и Рита с надеждой посмотрела на Энжи.
- Те еще в более плачевном состоянии, но я могу вас отвести в лазарет и можете сами посмотреть на них, - Аниэль не отвел взгляда, Рита кивнула.
- Как только будет возможность, отведите меня к ним, - попросила Наумова Энжи.
- Обязательно, - эрх склони голову в поклоне, Маргарита поняла, что разговор окончен и вышла.
Какое-то время братья смотрели друг на друга в полной тишине.
- Ты им веришь, - наконец озвучил свой вопрос Эрлинг.
- Повода не верить им у меня нет. Они допустили меня до всех систем корабля, показали журнал капитана, даже личные дела команды. И, нет, я не применял свои способности, - ответил на невысказанный вопрос Эрлинга Энжи. – Знаешь, они даже не поняли, как я зашел на их корабль, вот это меня удивило, ведь каждый из нас смог бы сразу догадаться, а они даже не подозревают. Я вдруг понял, что они не обладают…нет, я бы сказал по-другому, они не умеют пользоваться своими способностями. Вот, например, Рита, она прекрасный менталист, у нее способности не слабой огневички, но она ни разу не воспользовалась своими умениями, - Энжи задумался.
- А мне только что показалось, что она пытается прочитать мои мысли, - сообщил сайг.
- Но не прочла же? Не вломилась в твое сознание? – брат покачал головой. – Вот и я о том же, либо не умеют, либо хорошо контролируют себя.
И оба опять замолчали, Энжи думал о чем-то своем, сайг же ждал.
- Так что ты все же будешь делать? – спросил Эрлинг.
- Обыщем корабли пиратов, допросим кто остался жив, подлатаем тех, кого они везли в трюмах, возможно, кто-то из них что-то и знает. Ты что-то слышал о Федерации?
- Хм, смотря что, - задумчиво ответил сайг. – У пиратов много было всякого сброда, да и торговали они людьми со всех краев и весей, - эх, жаль, что твоя мачеха развела такой гадюшник.
- Постой, что ты сказал? Со всех весей? Подожди, надо все же допросить пленных, что-то у меня вертится такое, что-то отец мне говорил и слово «Федерация» там звучало. Вот, что отдай приказ молчать о том, что взяли пиратов. Что-то мне подсказывает, что не просто так они у нас тут охотятся. И да приставь к мальчишке охрану чтоб поглядывали.
- Кого-то подозреваешь? – сайг напрягся.
- Подозреваю, доказательств нет.
- Клан Холодного Ветра? – Энжи кивнул.
- Надо все проверить и умно провести разведку, иначе мы рискуем не только нашими головами. Что-то мне подсказывает, что к пропаже отца они тоже приложили руку.
- Зачем им это? Твоя мачеха не из их клана, выиграть они от этого не смогут, - поделился сомнениями Эрлинг.
- А место в Совете? С пропажей отца, кто его место занял?
- Они бы и так его заняли, зачем? – Эрлинг продолжал недоумевать.
- Заняли… «бы» - здесь ключевое слово. Наши кланы были бы против, да и Земляные нас бы поддержали. Политика, но пока доказательств нет…
- … нет и обвинения, - закончил за него Эрлинг.
- Именно, поэтому будем действовать скрытно и осторожно. Пусти слух, что я не буду претендовать на место отца, - сайг поднял брови и улыбнулся, - именно. Пойду навещу мальчишку.
- Кстати, Энжи, он так похож на тебя, - вздохнул сайг.
- Да, необъяснимое сходство. Может, кто-то из наших предков прорывался в их мир? – Эрлинг пожал плечами.
Оба мужчины вышли из кабинета.

***

Я валялся на траве, я бегал от дерева к дереву, ползал, изучая мох, я был весь в нем, новом, неизведанном. В дальнем уголке я наткнулся на пруд, в котором плавали рыбки, и я пропал. Я часами сидел и наблюдал за ними. Я забывал поесть, меня находили, скармливали еду, вкус которой я даже не запоминал. Мамочка пыталась меня отвлечь на уроки, но я был в созерцании и восхищении. Кажется, приходил Ангел, но я не смог оторваться от глади воды, где внизу плавали разноцветные, как бабочки рыбки, они порхали и плавали, были яркими, как птички. И вот однажды я все же оторвался от своего созерцательного существования. Я вдруг понял, что в лесу не поют птицы, даже привычных мух нет, я попытался найти муравьев, но мне попадались на глаза мелкие букашки, названия которых я не знал. Я вдруг открыл правду для себя – я не знаю много из того, что существует в мире. Я увлекся техникой, но есть совсем другой мир живой, отличный от сухих цифр и формул. И вот тогда я стал изучать его, наблюдая за каждой травинкой, каждым деревом и листочком, и тогда я встретил его. Да-да, это был мой первый друг на этой новой земле. Он рос одиноко среди кустиков, мелких листочков, среди которых затерялись маленькие белые цветочки. Он стоял гордо, подняв свой огромный цветок к «небу», слегка покачиваясь на ветру. Он вообще был странный, на толстом стебле красовалась огромная головка с большой плоской, бархатной серединкой красновато-желтого цвета в обрамлении голубых лепестков. Это было так необычно, что я ходил вокруг него кругами, он мне нравился своей непохожестью на все остальные цветы. Он был как бы особое звено в этом мире, и также одинок, как и я, наверное, именно этим и привлек меня. Вокруг не было ни одного похожего цветка. Названия его я не знал, но почему-то мне казалось, что это такой же мальчишка, как и я. И тогда я стал называть его просто «Цветочек». Я ходил к нему и рассказывал, что сделал и что выучил сегодня, как и кто мне ответил и кто мне нравится, а кто нет. И мне казалось, что он меня слушает, покачиваясь в такт моим словам. Я приходил и гладил его листики на стебли, которых было всего два, как ручек у человека. И мне казалось, что в ответ он подставляет мне свою головку под незатейливую ласку. И мне так хотелось, чтобы он со мной заговорил! Меня все чаще и чаще находили на этом месте и Су Линь, тот самый старикашка из медотсека, приносил мне обед.
Вот однажды, когда я нехотя уминал что-то похожее на котлеты, кто-то чихнул. Я обошел вокруг полянки, но никого не застал. Мне показалось это странным, но никого вокруг не было, и еды на моей тарелке не осталось пока я обыскивал ближние кусты. Паранойей я не страдал, до старческого маразма мне было далеко, но пустая тарелка белела передо мной. Мне показалось это странным и я спросил у Цветочка, не видел ли он кого-нибудь рядом?
- Не видел, - прилетело мне в ответ.
Я подпрыгнул и уставился на цветок, потом зажмурил глаза и потряс головой, цветок был на месте.
- Не тряси головой, все мозги вытрясешь, - съехидничал Цветочек.
- Т-ты говоришь? – от неожиданности я стал заикаться.
- Ну вот, еще и заикой станешь, - буркнул Цветочек. – Сам же хотел, чтобы я с тобой заговорил!
- Хотел, - прошептал я и засмеялся.
Теперь я был не один, у меня был собеседник, которому я рассказывал все, что у меня было на душе. Цветочек оказался еще той ехидой, он вечно подначивал и шутил надо мной, но я не обижался. Он был мой единственный друг здесь, о чем я ему и сказал. Он долго молчал, а затем спросил:
- И насколько долго ты мне друг?
- Вообще-то у нас друзей выбирают на всю жизнь, - ответил я, - но если ты не хочешь…
- Очень хочу! – перебил меня Цветочек.
Ехидничать он не перестал, но делал это теперь изредка, когда я что-то не понимал, или быстро не мог сообразить.
Едой я теперь делился с Цветочком. У него на сердцевинке образовывалось личико, такое неуловимо-призрачное, с маленьким ротиком. Цветочек своими большими листиками подхватывал все то, что я мог ему предложить и быстро запихивал себе в ротик, проглатывал и вертел головкой – нет ли еще чего-нибудь вкусненького. И он рос. Через неделю нашего питания он был почти с меня ростом. Но это не все, оказалось, что он может передвигаться. Как он это делал, я не понял, но он исчезал и появлялся снова, как только я оставался один. Цветочек рассказывал мне про свой мир, а я ему про свой. Мир назывался Элинира, жили в нем люди, Цветочек так и сказал «люди», которые называли себя по-разному. Изначально на Элинире жили эрхары, которые породнились с людьми из клана Соколов, с тех пор эрхи были только в этом клане. Во главе всей планеты стоял Совет эрхаров, который постепенно заменили люди. Всех эрхаров сместил глава Совета, он же теперь и правил им. Много лет назад люди пытались убить императора эрхаров, которого защищал клан Белого Сокола. Во главе клана тогда стоял дед нынешнего эрха – Игл. Он и пропал вместе с императором. Земли эрхаров закрылись, что это означает, я не понял, но к сведению принял, и откроются только тогда, когда настоящий император войдет на трон.
Я как-то не понял эти объяснения, но слушал как сказку, которую мне мама на ночь рассказывала. Поразмыслив, поделился своими сомнениями насчет императора эрахаров. Как пропал? Убили? Цветочек сказал:
- Нет.
- Тогда это легенда, - сообщил я. – Не все легенды правда и что значит, что земли откроются? Их же на замок не закроешь? – даже не спросил, а утвердил я.
- Ууу! Какой же ты дремучий! – выдал Цветочек. – Магией их закрыли, понятно?
- Не-а! – ответил я. – Какая еще может быть магия в наш научно-технический прогресс, когда все можно описать простыми математическими формулами? Чушь!
- А то, что я с тобой разговариваю тоже чушь? – съехидничал Цветочек.
- Форм жизни в Мирах множество, ты одна из них. Что тут удивительного?
- М-м-м… - казалось, что у Цветочка сейчас закипит от возмущения. – Тогда опиши любое движение своими формулами! – заключил он.
- Да, пожалуйста! – и я достал планшет.
В планшете у меня была игрушка для создания видеофильмов. Я взял небольшой ролик, который сам снял на балконе, когда еще на Зетке был, полет моего друга Зака, скворца по «национальности». Написал программку, вставил в систему и показал, как нарисованная мною птичка движется.
- Вот можешь полюбоваться, - сунул планшет Цветочку под «нос». – Был бы человеком, научил бы и тебя такие программки писать, - закончил демонстрацию речью.
- Это что? – и провел листиком по экрану.
- Птица, - пожал плечами, - скворец, Заком зовут.
- Птиц-ца-а, - протянул Цветочек, а сам все гладит листиком по экрану.
Я плечами пожал, да на экран посмотрел, а по нему пальчиком кто-то водит, я от неожиданности чуть планшет не выронил – рядом со мной стоял мальчишка на полголовы ниже меня, светло-каштановые волосы, темные бровки и большие светло-карие глаза с зелеными крапинками.
- И придет чужак и прилетят птицы, взойдет на трон последний из эрахаров и тогда земля наша возродится, - процитировал он.
Я сел, где стоял, на траву и во все глаза смотрю на мальчишку. А тот на свои ладошки смотрит и такое удивленное лицо у него.
- Ты кто? – от неожиданности я даже встать забыл.
- Цветочек, - и плечиками пожал.
- А-а-а… как это? – умнее у меня ничего не вырвалось из головы.
- Магия, - прилетело мне в ответ, и пацан испарился.
Вот был он тут и… не стало. Я потер виски, закрыл глаза и сказал сам себе:
- Либо мне приснилось, либо у меня точно с головой не все в порядке.
- В порядке твоя голова, - ответили мне из-за спины, я тут же повернулся. Мальчишка доедал мой обед. – Вкусно, а еще есть?
- Есть, - буркнул я. – И зачем этот маскарад? Мог бы и раньше сказать, - мне стало обидно.
Это чудо опять плечиками пожало и говорит так со вздохом:
- А ты бы поверил?
- М-дя, наверное, нет, - пришлось уже мне плечами пожимать и в затылке чесать. – Значит, магия есть?
- Поздравляю, ты на редкость проницателен, - хмыкнул Цветочек.
Я даже не обиделся, привык уже к его ехидным замечаниям. Мне надо было подумать, обычно я садился на краю пруда и смотрел на рыбок. И сейчас я занялся этим. Цветочек не мешал, сел рядом и молчал. Размышлял я недолго, итог я подвел вслух:
- Если ты мог мне показать себя, но не показал – значит, ты во мне сомневался, либо у тебя были серьезные причины умолчать. Я думаю, что ты не просто так скрывался.
- Почти угадал, - ответил Цветочек, так же рассматривая рыбок. – Сначала сомневался, а теперь у меня есть причина скрываться. Кто-то идет, - и Цветочек ожидаемо исчез.
Пришел Су Линь и принес мне обед. На этот раз порция была в два раза больше.
- Кушайте, - он улыбнулся мне, морщинки вокруг глаз стали больше.
Старичок кивнул и ушел.
- Ух ты, мои любимые котлетки, - сообщил Цветочек, открывая крышку на контейнере.
И тут же принялся есть. Еда с такой быстротой исчезала с тарелок, что пришлось участвовать, иначе бы я остался голодным. Но Цветочек остановился, с сожалением глядя на мою порцию, но все же оставил мне мою половину.
- Совсем ты оголодал в растительном состоянии, - не удержался я от шпильки.
- Это да, - согласился Цветочек и растянулся на травке.
- Что теперь будешь делать? – поинтересовался я. – Поделись, - попросил я мальчишку и придвинул к нему мою порцию с котлетами.
Тот быстро умял обед, удобно сел рядом и поделился-таки своими планами. Я оказался прав, он опасался показываться кому-либо. Обещал, что обязательно расскажет, кто он и почему скрывается, сейчас мне не безопасно знать все это. Я согласился, возможно, он прав, чем меньше знаю, тем меньше рискую. Я ведь не в курсе всех событий в этом мире. Цветочек кивнул, он был понятливым парнем. А затем перевел разговор на магию. Я до сих пор сомневался, что такое возможно, но поразмыслив вслух, пришел к выводу, что это такие же виды энергии, что и известные мне, как сила тяготения, например.
Цветочек вопросительно поднял бровь:
- Делаешь успехи, брат, - не может он без подколки.
А затем предложил мне попробовать изучить эти виды энергии. Вот тут я и согласился, ведь при слове «изучить» у меня появлялся интерес.
- Для начала надо научиться видеть линии силы, или как ты называешь энергии. Представь себе, что все пространство вокруг окутано ими. Она везде, надо только почувствовать ее, - поучал Цветочек.
Интересно как? Я как не старался, но ничего не видел, но Цветочек не отчаивался, и мы начали с медитации. Не было у него таких слов «уйди в себя, почувствуй это», он четко и ясно говорил мне, что я должен делать. Надо было отрешиться от всего, «отключить» внешние чувства, направить все в себя и во внешнее пространство. Но я был не способен ухватить и это. Уже готов был признать свое поражение, но неожиданно вспомнил, как я видел линии вокруг Ангела. И стал вспоминать то чувство, которое было у меня тогда. И вспомнил! И получилось! У каждого свой подход, нет одного рецепта. Действительно, нити были разные и по цвету и по ширине, в некоторых местах даже были целые клубки нитей. Как объяснил Цветочек, это и есть места силы, но они тоже бывают постоянные и временные. Если кто-то скинул в это место, то там сила может накопиться, но может и рассеяться. Постоянные места находятся только на земле, в его родных местах, поэтому они и сокрыты от людей, потому как те могут использовать во вред.
- Ты хочешь сказать, что все на твоей планете могут пользоваться магией? – спросил я.
- Не все, но кто-то может больше, кто-то меньше, - ответил Цветочек.
Дальше он учил меня пользоваться силой. Собирать ее в себе и копить, а потом направлять в нужное мне русло. Цветочек мог подняться на линиях силы высоко и опуститься плавно, как птица. Он много что мог, но учил меня пользоваться этими же возможностями. Через неделю я мог скользить по линиям над землей, важно было контролировать сам процесс, довести его до автоматизма, чтобы потом использовать его. Это как кататься на велосипеде, сначала сложно, а потом уже не обращаешь внимания на свои действия. Так и тут, стоит запомнить КАК подхватить свое тело и КАК удерживать его над землей, а потом уже пойдет само. Мы так и развлекались – катались на воздушных волнах. Это было так здорово!

***

Пленников было много, человек сто, может, больше. Рита считать не стала, но зрелище исхудалых, больных, покалеченных людей привело ее в состояние тихого бешенства. Людей расселили в самом большом помещении корабля. Каждого осматривал врач. Там были даже дети.
- Хорошо, - Рита посмотрела на Энжи, - поговорим с ними позже, - и они вышли из ангара.
- Как такое возможно!? – возмущалась Рита, расхаживая в кабинете у эрха. – В наше время и какое-то средневековое рабство! Да как они посмели?! – и она стукнула кулаком по столу.
Стол почему-то прогнулся, на столешнице образовалась вмятина, точно повторяющая очертание кулака Риты. Сама Рита на это внимания не обратила, зато Эрлинг смотрел зачаровано на оплавленную поверхность стола.
- Я требую трибунал по всем земным законам для этих извергов! Они даже детей не пожалели! – Энжи на всякий случай отодвинул прибор от края стола, Рита себя сдержала.
- Я согласен, - кивнул эрх, - трибунал будет проведен по всем правилам.
- Найти родителей детей, - добавила Рита.
- Это не обсуждается, - согласился эрх, опасливо поглядывая на Ритины руки, вдруг опять что-то разобьет.
Энжи стола не было жаль, он боялся, что Рита покалечится.
- Как ваш сын? – попытался Эрлинг перевести разговор в другое русло.
- Учится, бегает по лесу, изучает растительность, - махнула рукой Рита. – Пусть бегает. Э-э, надеюсь, он там в полной безопасности? – и вопросительно посмотрела на эрха.
- Не беспокойтесь, - ответил Эрлинг, - за безопасность отвечаю я лично. Ну, может, только кунсы, - задумался Эрлинг, - но они безобидны, только иногда выпрашивают сладкое. Вот сладкого им давать не надо.
- Кунсы? – и Рита посмотрела на эрха.
- Это маленькие животные, живут в ветвях деревьев, они не опасны, - ответил за Эрлинга Аниэль.
- Белки? Такие рыженькие с пушистым хвостиком? – вспомнила земную аналогию Рита.
- Да-да, пушистые в черную полосочку, - ответил Эрлинг, Рита спорить не стала, у каждого свое представление о «белочке».
- Нашли карты? – Рита вернулась к волнующему ее вопросу.
- Блок у пиратского корабля сгорел, - ответил Эрлинг, - но наши инженеры попытаются восстановить координаты. Опрос мы еще не начали, - предвосхищая Ритины расспросы ответил Эрлинг. – Все под контролем, - добавил он.
Рита кивнула, соглашаясь. Деваться ей было некуда. Поразмыслив на досуге, собрала команду и объяснила ситуацию. Капитан от лица команды согласился, что надо переждать, но вопрос в глазах подчиненных читался: «Неужели мы никогда не вернемся»? Рита и сама не знала, что им ответить. Надежда умирает последней.


@темы: похождения