17:17 

Похождения...


- Господин Росс, - начала говорить Рита.
- Просто Энжи, Рита, - перебил ее Аниэль.
- Хорошо, гос… Энжи, раз так получилось, что мы не можем… временно, - подчеркнула Рита, - вернуться домой, то сидеть без дела мы тоже не хотим. Я бы попросила вас найти каждому моему человеку занятие по душе, - эрх кивнул. – И вот еще что, - Рита слегка запнулась, - не могли бы вы учредить курсы, типа ликбеза по вашему миру. Описание планет, систем и, главное, законов, не хотелось бы по незнанию совершить, - и Рита описала круг рукой, затем махнула ей и продолжила, - мало ли что, на будущее.
- Обязательно сделаем, - сообщил эрх.
- Не буду задерживать, - и Рита вышла.

Эрлинг смотрел на закрытую дверь.
- Какая женщина! – прошептал он. – Ты видел, - и он кивнул на вмятину на столе. – Какой темперамент, - улыбнулся сайг.
- Кто о чем… - вздохнул Энжи. – Ты мое поручение выполнил?
- Да, информация ушла в массы, - улыбнулся сайг. – А может, нам поговорить с Витом?
- Ну да, подойдешь и спросишь: Не ты ли убил Великого Эрха?
Эрлинг хмыкнул.
- Пошли нужного человека, - эрх кивнул на дверь, - пусть проследит за… - и он показал большим пальцев вверх. - А за Витом мы и здесь посмотрим, - закончил он.
Энжи провел ладонью по столешнице над вмятиной, на том месте, где она была осталась ровная поверхность.
- Придется заняться обучением лично, - вздохнул эрх и поднялся. – Пойдем к Эльнире, пришел вызов.
В медотсеке все капсулы были заняты пострадавшими от пиратов людьми. Эльнира заканчивала осматривать какого-то ребенка и передала его Су Линю, который, подхватив малыша на руки, унес в соседний отсек, где на кроватях лежали такие же потерпевшие. Эльнира кивком поприветствовала мужчин.
- У меня интересная информация, ты должен это знать, - она нажала на что-то и сбоку развернулась голопроекция.
- Это что? – спросил эрх.
- О, это интересно, - загадочно улыбнулась врач. - Не буду томить. Я сделала генетический анализ наших гостей, - и доктор развернула проекцию на множество поменьше. – Это все сканы разных людей, а вот этот, - она ткнула в крайний правый, - анализ мальчика Алекса.
- И? – не удержался Эрлинг.
- Нет, он не твой сын, - обратилась Эльнира к эрху, - но здесь другое.
Доктор помолчала и посмотрела на мужчин.
- Энжи, все эти люди мало чем отличаются от нас по генетике. Если санги и хромы имеют с нами общие хромосомы, то люди из Федерации полностью идентичны нам. Есть некие отклонения, но, если можно так выразиться, то наш геном имеет общего предка. Ну, как-то так.
Мужчины молчали, переваривая данную информацию. Первым не выдержал Эрлинг:
- Ты хочешь сказать, что кто-то из наших предков когда-то попал на ту планету и мы… - он недоговорил.
- Или мы попали на эту планету, - закончил за него эрх.
- Оп-па! – выдохнул сайг. – Значит, за их счет мы сможем поправить нашу демографическую ситуацию? – и он посмотрел на эрха.
- Тогда нам надо усилить поиски карт навигации, - сказал Энжи. – И да, Эльнира, храни это в секрете, а лучше уничтожь исследования, не нужно пока об этом знать никому, - врач кивнула.
- Эрлинг, охраняй наших гостей, как зеницу ока и полная секретность, пусть все считают, что это пиратские пленники.
Доктор кивнула и прошептала, глядя в след уходящему эрху:
- А мальчик все-таки твой родственник, Энжи.

Эрху было над чем подумать. На Элинире демографическая ситуация давно переросла в большую проблему. Все началось не одно столетие назад, когда нынешний глава Совета внес предложение об ограничении рождаемости, мотивируя это тем, что такое количество человек планета не прокормит. Но уже через пятьдесят лет стало понятно, что все как раз-таки наоборот – количество населения неукротимо сокращалось, смертность давно переросла рождаемость, но самое главное – стало мало рождаться девочек. В знатных семьях, чтобы получить наследника заключались тройственные союзы. Медицина, конечно, могла помочь, но непонятным образом и в искусственных матках девочки погибали. Носители Х-хромосомы неукротимо исчезали с этой планеты. Эрхи предполагали, что это плата за убийство императора и исчезновение эрхаров, покушение на власть исконных жителей планеты, которая мстила завоевателям. Эрлинг, конечно, был бы рад увеличению противоположного пола на планете, но имеют ли право жители Элиниры рисковать судьбами других людей? Именно этическая сторона вопроса больше всего и волновала Энжи. Поэтому он и просил Эльниру держать все в секрете, ведь глава Совета сможет развязать войну даже с Федерацией. Аниэль считал, что он давно сошел с ума, не выдержав бремя власти, именно он приказал убить последнего императора эрхаров, более того, это был ребенок, что вдвойне увеличивает вину главы. Поэтому Энжи и действовал осторожно, собирая союзников, недовольных действиями главы Совета были многие кланы.

- Тетя Рита? – маленький мальчик дернул Маргариту за комбинезон.
Рита повернулась и с удивлением раскрыла глаза:
- Анхель? – перед ней стоял мальчик лет четырех-пяти, маленький, худенький с синяками под глазами, но узнаваем для Риты – это был соседский ребенок, с которым бегал Алекс по двору, такой же светловолосый и голубоглазый.
Рита подхватила ребенка на руки и прижала к себе
- Тетя, Рита, а где мама? – заплакал мальчик.
Нервная система Риты не выдержала напряжения последних дней и она крепко обняла ребенка, спрятав лицо и слезы за худеньким тельцем.
- Момочка, - плакал мальчик.
- Не плачь маленький, мы ее обязательно найдем, - обещала Рита, вытирая свои и слезы ребенка. – Пойдем, милый, Алекс будет рад тебя видеть.
- Алекс? – ребенок слабо улыбнулся. – Тетя, Рита, там еще Ганс и Марек, и другие мальчики с Зетки, - тихо сказал ребенок. – Вы их заберете? У них тоже нет родителей. У Ганса папу убили, - испуганно раскрыв глаза, сказал ребенок.
Рита нахмурилась.
- Пойдем всех заберем, - сказала Рита.
Эту сцену наблюдал Эрлинг, укрывшись за выступом у входа в отсек. Рита ушла, неся ребенка на руках. Эрлингу было о чем подумать.

***
Мы с Цветочком сидели на мху и медитировали. Он учил меня ставить щиты. Уплотнять воздух я уже научился. Сначала для меня все было сложно, а потом мне помогло знание физики, как представил, что на молекулярном уровне уплотняются слои и переходят с одного уровня на другой, так стало получаться все гораздо быстрее. Все наши занятия я теперь называл медитацией, потому что это очень на нее походило. Надо было сосредоточится, отрешиться и… ву а ля! Только для меня все было по-другому, приходилось до всего додумываться самому, объяснения Цветочка мне не помогали, но результат был тот же. Цветочек фыркал и, наверное, злился за мою недогадливость, но вида не показывал, только вздыхал.
Вот и сейчас он сидел, закрывшись в кокон, а я просто смотрел в небо, бездумно, отчего-то я устал на этой медитации. Смотрел на облака и представлял, как высоко в небе парят птицы, летают бабочки, кузнечики прыгают. Вспомнил своего друга Зака, который остался на Зетке на нашем балконе, который мамочка называла «садом». Я так ярко представил наш «сад», что даже показалось, что стою на нем под березой, на которой сидит Зак и другие птицы, их почему-то много и даже волнистый попугайчик сидит на ветке, купол наш треснут, но стекла балкона еще держат воздух, тихо работают вентиляторы, но воздуха мало. Птицы молчат и не поют.
- Зак, - позвал я скворца.
Птица неожиданно подпрыгнула и слетела на нижнюю ветку, внимательно рассматривая меня. Он вдруг панически зачирикал, прыгая и размахивая крыльями. Из его чириканья я понял, что птицы задыхаются, да и Зак практически кричит «Караул». Меня охватило отчаяние, чем же помочь? Передо мной все было как бы затянуто пленкой, и пленка эта вязкая, никак не прорывалась, я так рассердился: как же так, тут птицы погибают, а она не пускает их ко мне. Вспомнил, как Цветочек учил меня отбиваться от нападения, так со всей силы шарахнул по этой пленке сжатым в копье воздухом. Пленка прорвалась, образовалось совсем маленькое отверстие, и тогда я поманил его к себе, птицы в эту дыру пролетели быстро, а я еще успел и бабочек прихватить и даже за дерево уцепился, что росло у края. Вздохнул, рассмеялся своим фантазиям и глаза отрыл. Цветочек стоит рядом и смотрит на меня шальными глазами:
- Как ты это сделал? – выдохнул он.
А что я сделал? Так и не понял, только на Цветочка глупо смотрел.
- Я же тебя не учил открывать порталы! – негодовал Цветочек. – Это кто? – и он пальцем тыкает на ближнее дерево, а там мой друг скворец сидит, головку на бок повернул и ждет.
А потом как начал чирикать и вокруг меня летать, я ему в ответ чирикнул, чтобы он успокоился, что Цветочек добрый, он нас не тронет. Зак угомонился и улетел территорию осваивать, а до меня только что дошло, что я Зака с Зетки вытянул на корабль. Я так и сел в мох, где стоял. А сверху на меня Цветочек смотрит, странно так смотрит. Сел рядом и сообщил:
- Обалдеть! Ты птиц привел, - и глаза такие огромные, удивленные, сам вокруг озирается.
- Ладно, не дрейфь, - говорю ему, - может, не заметят? Как думаешь?
- Может, и не заметят, - задумчиво повторил Цветочек. – Только вот скажи-ка мне, Алекс, когда ты научился птичий язык понимать?
- Когда болел, - и все рассказал Цветочку.
Потом высвистал Зака и попросил его прятаться от людей, пока не уладим со старшими проблему. Что-то он мне в ответ свистел недовольное я так и не понял, но прятались они ото всех хорошо.
Немного погодя, когда успокоился, Цветочек мне рассказал, что птицы у них в мире пропали еще до того, как люди появились. Дорассказать он не успел, исчез на глазах, а на полянку вышел Ангел.
- Ты ничего здесь странного не заметил? – спросил Аниэль, присаживаясь рядом со мной.
Я осмотрелся вокруг, Цветочка не было видно, птицы тоже не мелькали, что еще может быть странного?
- Нет, ничего, - ответил я.
- Алекс! – ко мне на полянку выскочил Анхель - малыш, я сразу же побежал навстречу другу, забыв об Ангеле и его странном вопросе.
В след за Анхелем на полянку выбежал Ганс, Марек и еще три парня из соседнего двора. Мы бросились обниматься от радости и совсем забыли о взрослых.

***
Рита с улыбкой наблюдала за детьми. Вспомнила игры своего детства, как с двоюродными братьями играла в футбол и другие игры с мячом. Она улыбнулась и следующих два часа азартно гоняла с мальчишками мяч по полянке. Мальчишки ругались, ссорились, но играли со страстью, на которую способны только дети. Примирило их только то, что Рита встала на ворота. А затем она увидела Аниэля, который с неменьшим интересом следил за игрой. С тех пор в сад стали приходить другие мужчины посмотреть на детские игры. Дети играли в футбол, вышибалы, кидали мяч в корзину, которую Рита сняла из спортзала на «Голубой стреле». А потом мужчины стали разбирать детей, кто-то играл с ними, кто-то показывал корабль – дело нашлось всем. Рита наблюдала за этим действом с интересом, но у нее возникли вопросы, один из которых, где же женщины? Кроме врача в медотсеке она видела еще двух женщин, но и все! На Земле в армии женщин было мало, но не так критично, и все же в федеральной армии девушек было гораздо больше. У пилотов было женское подразделение, среди которых были настоящие ассы, в том числе и она сама. Здесь же три человека на корабль, численность которого по прикидкам Риты было не меньше двух тысяч боевых единиц. Этот вопрос она и задала Аниэлю. Тот внимательно посмотрел на Риту, сделал странный жест пальцами и сказал:
- А вы очень наблюдательная женщина.
Рита ничего не сказала, но также внимательно слушала собеседника. Энжи взял паузу, как бы прислушиваясь к чему-то, а затем начал говорить:
- В нашем мире несколько столетий назад, скажем так, в связи с неправильным решением руководства произошла демографическая катастрофа, - Энжи остановился, вздохнул и продолжил, - Рита, у нас в мире женщин в три раза меньше, чем мужчин. И рождаемость девочек с каждым годом падает.
Рита молчала, Энжи уже заметил эту особенность у земной женщины, когда она о чем-то думает, то замирает. Мешать думать Рите эрх не стал, терпеливо ожидал ее ответа. Рита же встряхнула головой, как бы сбрасывая наваждение, и сказала:
- Тогда понятно, почему в трюме у пиратов одни мужчины.
- Почему? – невольно спросил Энжи.
- Мужчин они забирали в рабство, а вот женщин, судя по всему, хотели продать вам! – и она посмотрела на эрха, сузив глаза. – А теперь докажите, Аниэль Росс, что вы не были в сговоре с пиратами.
Аниэль устало провел ладонью по лицу:
- Вот именно этого я и боялся, что вы обвините нас в данном преступлении. Но со всей ответственностью заявляю, что ни я, ни один человек…- и тут он осекся. – А ведь вы правы, Рита, кто-то был в сговоре с пиратами.
- Я не удивлюсь, если у кого-то из ваших соплеменников целый гарем из земных женщин, - закончила мысль за эрха Рита.
- Вот это и надо проверить, - подтвердил Энжи. – И вы мне поможете в этом.
- Всенепременно, - ответила Рита.
- Тогда я вызову брата, - кивнул Энжи.
- Он у вас служба безопасности? – Рита уже не стеснялась спрашивать.
- И более того, - подтвердил Энжи.
- Договорились! Но при условии, что всех землян вы отправите домой.
- Если они сами захотят, - и Энжи протянул руку.
- Договорились, - повторила Рита и пожала руку.
Договор был скреплен.

***

Мужчины на корабле, как сговорились. Только мы начинали играть в мяч, как приходили местные. Они просто сидели и смотрели. А потом к нам напросились поиграть совсем молодые парни. Я с мальчишками переговорил, и мы решили научить их играть в футбол. Вот тут началось, мы так хохотали, Анхель даже за живот держался. Мамочка нас пристыдила, и правда, ну что смеяться? Мы ведь тоже не сразу по мячу попадали. И никто из взрослых не заметил, что на одного мальчишку стало больше в нашей команде. Цветочка я представил как своего друга, у которого тоже нет родителей. В нашей ситуации это было понятно и грустно, поэтому никто не спросил откуда он и где потерял родных. Все молча приняли такой расклад, а я не стал вдаваться в подробности. Четверых мальчишек разобрали члены нашей команды, а нас четверо мама взяла к себе. Теперь мы обитали в мамочкиной комнате, там же спали и ели, обучать нас мама взялась сама, да так круто взяла в оборот, что теперь бегать по лесу мы могли только после обеда. Цветочек еще набрал в весе и росте и догнал почти меня. Знания он схватывал на лету, мамочка не могла им нарадоваться. Ставила его нам в пример. Ганс ворчал, Анхель, как самый маленький, только присутствовал с нами и то из-за робости. Он вообще боялся отпустить Ганса или мамочку, ухватится за одежду и не отпускает. Ма только вздыхала. Поэтому нас и отпускали пораньше в лес, уж там Анхель забывал о том, что он без родителей, бегал за мячом, как заводной. А потом мА его спать укладывала, все же ему всего четыре года и слабенький он, болел раньше постоянно. Ганс тоже уходил с Анхелем, все же малыш без него не засыпал, а мы с Цветочком продолжали уроки магии.
В один из дней Цвет решил выяснить, как же я все-таки открываю порталы. Это он так решил. Я же не считал, что я там что-то открываю.
- Но птицы же здесь, - говорил мне Цветочек.
- Здесь, - соглашался я, - но ничего не открывал.
Цвет ворчал, но все же решил проверить, предложил мне открыть портал на другой конец парка. Я пожал плечами, уселся на мху поудобнее и… ничего у меня не получилось. Цвет бился со мной долго, поучал меня, но у меня ничего не получалось, пока в один день я сам не разозлился и не представил, как он стоял цветочком и молчал. И так я это хорошо увидел, даже листочки у цветочка потрогал, головку его потеребил. Хмыкнул про себя, что вот хорошо же, когда этот неугомонный молчит. А он вдруг – раз и превратился в мальчика. Сидит на попе и смотрит на меня. Только он был таким же маленьким, как малыш Анхель. Я так этому удивился, что очнулся. А Цветочек смотрит на меня с большим удивлением и говорит:
- Ты не маг порталов.
- А кто? – мне даже самому стало интересно.
- Ты тот, кто… - и он замолчал, посмотрел на меня так странно, - дай подумать.
И исчез.



URL
Комментарии
2017-10-19 в 11:50 

На самом интересном месте...
Как с продолжением дела?
Как вообще дела?
:)

2017-10-25 в 17:53 

orangery, Оля, я вся в работе)) была, писала подарок для Маши, потом вот буду потихоньку продолжать, а к декабрю у Аркаши ДР а муз меня покинул

URL
     

Сказки Огненной Саламандры

главная